Почему народники против?

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

ФОТО: AFP/LETA

На вопросы «Часа» отвечает заместитель председателя Народной партии министр по делам самоуправлений и регионального развития Эдгарс Заланс.

Народную партию в последнее время все чаще называют оппозиционной силой внутри правительства Валдиса Домбровскиса. По многим важнейшим вопросам народники занимают свою, особую позицию. Почему?

Кто тут оппозиционер?

- В последнее время Народную партию все чаще называют оппозиционером внутри правительства Валдиса Домбровскиса. Вы согласны с этим?

- Нет. Понимаю, что многим журналистам очень хочется едва ли не каждый день начинать с вопроса, стабильно ли правительство. Но если посмотреть на все происходящее не с точки зрения формы, а с точки зрения содержания, то ситуация такова: в течение последнего года очень многие предложения Народной партии в правительстве не были поддержаны. И такое невнимание легче всего объяснить тем, что Народная партия является оппозицией внутри правительства.

- Может быть, конкретизируем, о каких предложениях идет речь?

- Правительство Домбровскиса начало свою работу с дискуссии о перераспределении структурных фондов. Все понимают: если страна находится в состоянии кризиса, надо направлять средства на оздоровление экономики - чтобы создавались рабочие места, люди не уезжали из Латвии и прибыль в евро была максимальной. Министерство по делам самоуправлений и регионального развития работает с инвестициями для самоуправлений. Инвестиции, направленные в самоуправления, быстро попадают в оборот, поскольку местные руководители заинтересованы в их использовании. Эти деньги из Риги быстро уходят в регионы и быстро создают позитивный эффект.

И мы, представители Народной партии, были уверены, что если бы существующую программу инвестиций в самоуправления на сумму в 209 миллионов латов пополнить еще по крайней мере 200 миллионами, переструктурировав многие европейские программы, эти средства существенно поддержали бы экономику Латвии. В правительстве была острая дискуссия по этому поводу, но министерство экономики добилось, что в результате переструктуризации большая часть средств была направлена в блок министерства экономики. В частности, на программу энергоэффективности домов.

Прошел год, и мы видим результат: наше министерство подписало договоров на 105 миллионов из 209 миллионов, а министерство экономики - на 3 миллиона из 60 миллионов. Это значит, что наша программа оказалась эффективнее, а программа министерства экономики не стартовала так, как планировалось. На мой взгляд, этот пример наглядно показывает, что Народная партия не борется ради борьбы. Если бы к нам прислушались и направили бы самоуправлениям больше средств, всему обществу было бы лучше.

И подобных предложений много. Не был поддержан наш план объединения министерств, хотя все прекрасно понимают, что госаппарат слишком вырос и его надо урезать. Но урезание госаппарата - это не просто сокращение людей, это объединение функций. Наше предложение было таким: если уж Народная партия отвечает за самоуправления, за план развития, за е-вопросы, то логично, что министерства экономики и сообщения объединяются в одно министерство - как, например, в федеральных землях Германии. Но к плану была прикреплена бирка «план Народной партии», и он не был поддержан.

Наши возражения по существу против конкретных решений подаются так: Народная партия не согласна, потому что является оппозицией в правительстве, а не потому, что это возражения по существу. Нас не слышат, потому что не хотят услышать!

- Недавно вы в знак протеста демонстративно покинули заседание комитета правительства, заявив, что не следует превращать работу в цирк...

- В принципе, на этом заседании рассматривался не очень важный вопрос - об электронных идентификационных карточках. Но это обсуждение показывает, какие отношения сложились в правительстве. Вопрос о карточках был трижды согласован на заседании комитета. Но министр финансов Эйнарс Репше заявил, что это решение не следует передавать на рассмотрение правительства, хотя юридически этого уже нельзя было сделать... И когда я три или четыре раза указал на то, что министр финансов нарушает регламент работы правительства, а премьер-министр не обратил на это внимание, я сказал, что нельзя превращать заседание в цирк, и ушел. Но никто со стороны в такие нюансы не вникает, и пресса подала этот эпизод очень весело... Хотел бы акцентировать, что это не политический конфликт, это конфликт по существу вопроса.

План для планов

- Правительство создало специальную группу реформ, задача которой - создать план стратегического развития Латвии на три года. Вы как участник этой группы можете сказать, зачем нам еще один план? Вроде бы планов в Латвии и без того хватает...

- В настоящее время, если не ошибаюсь, существует около 200 документов, связанных с планированием. Но в течение долгого времени у нас не было единого регулирования планирования. Сейчас ситуация такова: министерство финансов, игнорируя план национального развития, подготовило свой план. Так что в реальности у нас действует план освоения структурных фондов, а теоретически - план национального развития. И это как-то неправильно. Так что план стратегического развития - это по сути поправки к плану национального развития. Это конкретные задачи на 2011, 2012 и 2013 годы. И выполнению этих задач должен быть подчинен и бюджет.

- Мы можем сочинить любой самый замечательный план. Но что по этому поводу скажут международные кредиторы?

- План, который видят международные кредиторы, разрабатывает министерство финансов. И наша задача - внести в этот план важные для всего общества Латвии задачи. Одна из самых серьезных проблем связана как раз с тем, что план для кредиторов в обществе не обсуждается. Хотя надо было бы поступить так: обсудить план развития, и те пункты, о которых достигнуто соглашение, внести в план к кредиторам. Тогда можно будет сказать, что общество понимает и поддерживает этот план.

Мандат для «переговорщиков»

- Народная партия последовательно высказывает свое недовольство тем, как ведутся переговоры с международными кредиторами...

- Чтобы понять, как все происходило, нужно вернуться в недавнее прошлое. Когда в конце 2008 года премьер-министр Иварс Годманис и министр финансов вели переговоры с МВФ, они работали в режиме тушения пожара: деньги были остро необходимы, надо было добиться заключения соглашения, и они превысили свой мандат. Тогда все происходило по инициативе правительства, разработанные им предложения были переданы в Сейм и в большинстве своем были одобрены. Хотя и тогда в парламенте говорили, что это неправильно. И что переговоры с кредиторами надо вести, опираясь на утвержденную Сеймом платформу.

Когда к продолжению переговоров приступило правительство Валдиса Домбровскиса, режима тушения пожара уже не было. Но тем не менее переговоры велись так же - их ход по сути определяли чиновники, чиновники готовили документы, которые направлялись в правительство. И только потом - когда уже все было практически готово и ничего изменить было нельзя! - о них узнавали партнеры по коалиции. А потом - Сейм.

То есть весь процесс был перевернут, мы ходили на руках и поэтому никуда далеко не смогли уйти. Но сейчас благодаря тому, что Конституционный суд в своем решении о пенсиях указал на то, что правительство не имело мандата на переговоры с международными кредиторами, у нас появилась возможность навести порядок в этом процессе.

Да, правительство имеет право вести переговоры с любой международной институцией на любую тему. Если оно получило полномочия от парламента. Правительство не может вместо Сейма решать вопрос о налогах. Правительство может влиять на применение налоговой политики, но не определять ее.

И это не популизм, а требование соблюдать закон. Правительство должно получить от Сейма мандат на переговоры. И если международные кредиторы скажут, что их это не удовлетворяет, то извините, Латвия является парламентской республикой, и главным законодательным органом страны остается парламент. Так надо работать с МВФ. И это не торпедирование переговоров с МВФ, надо просто сказать: у нас такой порядок...

Пенсии: кто виноват?

- В свое время Конституционный суд уже признал, что ограничение пенсий для работающих пенсионеров является незаконным. Почему же большинство депутатов Сейма проголосовали за очевидно незаконный закон?

- Это было достаточно рискованное решение. И я думаю, что и премьер, и министр финансов отдавали себе в этом отчет. Но вот что мне кажется странным: после того как Конституционный суд признал сокращение пенсий не соответствующим Конституции, оказалось, что пенсии можно выплатить за счет дефицита бюджета. И возникает вопрос: почему ни премьер, ни министр финансов не смогли летом убедить в этом МВФ?

Думаю, что кредиторы очень хорошо использовали и фактор президента. Изучите внимательно архив новостных лент - заседание правительства, на котором было принято решение о сокращении пенсий, происходило под руководством президента. В этот день кредиторы были в Рижском замке, мы не знаем, что именно они говорили, но, наверное, сообщили, что не могут договориться с правительством и надо что-то делать... А вечером президент приехал в здание правительства, взял на себя руководство заседанием, и решение о пенсиях было принято. В тот же день соглашение подписала и Федерация пенсионеров.

Я никого ни в чем не упрекаю, я просто хочу охарактеризовать ситуацию, в которой мы все тогда оказались. Нельзя винить только Сейм или правительство. Это было решение латвийской власти, а основой этого решения стало неправильное ведение переговоров с кредиторами.

Налоговые проблемы

- Все вокруг говорят, что повышение налогов не способствует оздоровлению экономики, но тем не менее во исполнение требований международных кредиторов налоги все время повышают.

- Часто можно услышать утверждение, что премьер Домбровскис просто выполняет те условия, с которыми согласился премьер Годманис. Но это не так. В первом меморандуме с МВФ речь идет о повышении только одного налога - НДС с 18 до 23%. Эта перспектива всех напугала, и в итоге НДС не повысили, но зато были повышены несколько других налогов, введены новые налоги, в том числе на жилье и прирост капитала.

Что было бы лучше - повысить НДС или вместо этого несколько других налогов? Трудно сказать. Логично было бы сначала обсудить все вопросы, связанные с налоговой политикой, с предпринимателями, и только потом идти со своими предложениями к МВФ. У нас же все наоборот. Представители министерства финансов поговорили с МВФ и определили, какие налоги надо повысить... Получается, что нашу жизнь определяют технические предложения минфина.

- И будут определять?

- Мы, конечно, можем продолжать брать в долг и, чтобы получать деньги в долг, все больше сокращать расходы и тормозить производство. Но надо напрячься и начать зарабатывать. Если мы не сможем зарабатывать, нам не помогут никакие кредиты.

Курс - на выборы

- Этот год в Латвии - год выборов. А это значит, что каждая партия будет думать в первую очередь о своих, а не об общих интересах.

- У нас возникла довольно интересная ситуация. После вступления Латвии в Евросоюз большая часть латвийских партий утратила свой традиционный электорат. Только о партиях национальных флангов - ТБ/ДННЛ и ЗаПЧЕЛ - мы можем сказать, что у них есть небольшой, но стабильный круг избирателей. К тому же в Латвии и правые, и левые партии не являются таковыми в классическом понимании этих терминов. Избиратели, естественно, пребывают в растерянности. И я думаю, что в предвыборный период партии должны вернуться к тем установкам, которые у них были.

Народная партия является консервативной, мы занимаем определенные позиции в вопросе налогов, и эти позиции мы будем защищать. Наш электорат - это предприниматели, которые обеспечивают работой других. И мы видим свою задачу в том, чтобы защищать тех, кто зарабатывает деньги, чтобы общество могло жить. У других партий - другие установки.

И проблема состоит в следующем - как бы до октября всем партиям прийти к соглашению по ряду общих задач, важных для вывода страны из кризиса. А потом уже каждая партия может предложить свой список программных пунктов.

Латвия добьется успеха в том случае, если избиратели скажут: партии нашли общие важные для всех задачи, но лично я голосую за эту конкретную партию, потому что она в будущем обещает защищать пенсионеров, предпринимателей и т. д. В политическом предложении всех партий есть нечто общее, и правительство должно работать так, чтобы эти общие пункты выполнять.

- И вы верите, что это возможно?

- Надеюсь, что партии не будут увлекаться популизмом. И что даже те партии, которые призывают других не заниматься популизмом, сами не будут этого делать.

Если правительство сможет работать исходя из важных для всего общества задач и если каждая партия сможет предложить свою программу на будущее, ситуация будет идти в правильном направлении. Я уверен, что Народная партия вернет своих избирателей и что после выборов мы будем одной из сил, которая будут определять стратегию развития государства.

    НАВЕРХ