Тринадцать тысяч забытых

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Под сводами Улброкского леса вечно будет жить эхо тех страшных дней 1944 года, когда здесь убили 13 тыс. человек. Они понимали, зачем их сгоняют в грузовики и куда везут. Бежать было невозможно. Оставалось только считать минуты до смерти. Их, ни в чем не повинных и измученных, застреливали и кидали в ямы. Сегодня возле одного из самых крупных братских захоронений Латвии читатели Телеграфа обнаружили свалку.

Война убивала, не различая национальности "Покоящихся в Улброкском лесу государство забыло, — сообщил в письме в редакцию читатель Александр Ржавин. — Оригинальный памятный знак исчез. Частенько сюда заезжают грузовики и сваливают мусор прямо рядом с могилами, в очередной раз оскверняя память погибших. Не думаю, что это дело рук сознательных неонацистов. Однако вряд ли вандалы осмелились бы сделать такое возле памятников и могил, о которых заботится государство". Получив сигнал о том, что на месте братского захоронения в Улброке появилась свалка, Телеграф начал собственное расследование. Удивительно, но злой рок начал преследовать братскую могилу в Улброкском лесу вскоре после войны. Здесь была установлена небольшая стела. В 1971 году республиканская Инспекция по охране памятников нагрянула в лес с проверкой. И обнаружила, что табличка со стелы упала, а место имеет неопрятный вид. Но это не все. В 1978 году Комитет народного контроля получил очередной сигнал бедствия. Горожане сообщали, что на месте захоронения устроена свалка. Шум подняло и Министерство культуры. "Еще недавно здесь находилась табличка, теперь она пропала. Между тем, место захоронения является памятником городского значения", — бьет в набат заместитель министра Вернер. Рига немного подумала и установила в Улброкском лесу небольшой памятник. Но и его век оказался недолог. После Атмоды табличка пропала. Позже неизвестные жители города установили вместо нее металлический щит с соответствующей надписью. — Этот щит тоже не дает вандалам покоя, — рассказал руководитель проектов музея "Евреи в Латвии" Мейер Меллер. — Перед праздником >9 Мая в прошлом году мы обнаружили, что на ней намалевано слово "жиды". В то же время к подножию оскверненного памятника кто-то возложил несколько букетиков цветов. Нынешний памятник на месте гибели 13 тыс. мирных жителей — это всего-навсего капот "Запорожца". После первой публикации о бедственном положении кладбища с Телеграфом связались представители Еврейского общества Латвии, сообщившие, что они готовы сделать вклад в восстановление мемориала. — Однако будет неправильным, если мы одни возьмемся за это дело, — полагает Мейер Меллер. — Исследуя документы, я пришел к выводу, что среди убитых в Улброке евреев совсем мало (возможно, что и вовсе нет). Поэтому за лучшее мы считаем сотрудничество с другими национальными обществами Латвии и Рижской думой. По мнению Мейера Меллера, новый мемориал должен стать зеркалом трагедии 1944 года, унесшей жизни людей всех национальностей. Вокруг братской могилы следовало бы установить несколько стел с надписями на латышском, русском, белорусском, украинском языках и иврите. Война не разделяла национальностей. Не стоит этим заниматься и нам. Чиновники обещают позаботиться Память павших необходимо чтить. Это не вопрос. Вопрос в другом: кто допустил кощунственную свалку возле могилы 13 тыс. человек? — К месту захоронения в Улброке ведут две дороги, — рассказал Телеграфу Мейер Меллер. — Одна из них перегорожена. Зато по другой под знак "Проезд запрещен" заруливают грузовики. Они и сваливают мусор на повороте к поляне. Заместитель директора Государственной инспекции по охране памятников Янис Асарис удивился, услышав эти сведения. — Никаких сигналов о подобном безобразии не поступало. Надо посмотреть на месте, — согласился он. По словам г-на Асариса, в новые времена братские захоронения не считаются отдельными памятниками истории. За ними должно следить самоуправление, на территории которого они располагаются. — В свое время шла речь о межправительственном соглашении с Российской Федерацией об уходе за захоронениями военного времени, — рискнул напомнить Телеграф. — Да, но соглашение не заключено. Мы остановились на том, что послали российским коллегам список интересных для них захоронений. Теперь ждем аналогичный список о могилах латышей в России. Но и сегодня нет никаких законодательных препятствий тому, чтобы национальные общества Латвии взялись за восстановление мемориала. Янис Асарис обещал отправить в Улброку сотрудников инспекции. Пусть проверят и дадут рекомендации самоуправлению. — Хотя напрямую мы не хозяйничаем на местах братских могил, но согласен — должны проявлять заботу о захоронениях тех времен, — сказал на прощание заместитель директора инспекции. Приободренный этими теплыми словами, Телеграф пошел по следу дальше. Ничейное кладбище Но след неожиданно привел в тупик. Заместитель директора Управления кладбищ Риги Бертулис Пизич старательно пытался найти захоронение в Улброке в списке братских захоронений, средства для ухода за которыми выделяет Рижская дума. — Всего мы присматриваем за 22 такими кладбищами, — рассказал господин Пизич Телеграфу. — Но захоронения в Улброке в этом списке нет. Таким образом, мы обнаружили в Риге ничейное захоронение. То ли по недосмотру, то ли по халатности кого-то из старых чиновников оно давным-давно не было внесено в нужные реестры. И потому остается заброшенным. Но господин Бертулис Пизич пошел Телеграфу навстречу. Он обещал осмотреть место и, если информация о его состоянии подтвердится, организовать для начала разовую уборку мусора с братских могил. Затем о "новом" захоронении нужно сообщить Коммунальному департаменту Рижской думы, который и решит, можно ли включить Улброкское кладбище в список мест, убираемых за счет города. А вопрос о выделении денег на памятный камень или табличку могли бы решить депутаты Рижской думы. Злоба побежденных Тихие сосны помнят отзвуки выстрелов и криков. А люди — забыли. Так проще. Сегодня редкий наш краевед может рассказать, кем были эти 13 тыс. человек, на которых излилась злоба фашистов. Это последняя и самая страшная жестокость побежденных. Шел 1944 год. Правду о старом кладбище Телеграфу удалось узнать только из материалов военного трибунала. В 1946 г. советские власти судили Эдгара Юргитиса и Теодора Спростса. Эти бравые молодцы были членами карательной команды Арайса. В деле Юргитиса и Спростса имеются показания свидетелей. Они открывают шокирующие подробности расстрелов в Улброкском лесу. А.Унверихтс показал, что после взятия советской армией Елгавы фашисты на оставшейся пока в их ведении территории с новым бешенством принялись за истребление советских граждан. Он лично видел множество автомашин, наполненных людьми, которые под конвоем палачей направлялись в Дрейлиньский лес. Другие свидетели сообщили трибуналу, что в августе 1944 г. в Улброке проводились массовые расстрелы русских, украинцев и белорусов, насильно угнанных немцами из районов, оставленных ими под ударами наступающей советской армии. Среди жертв были женщины, дети и мужчины. Местный житель К.Лиепиньш был особенно подробен в своих описаниях, поэтому слабонервных я попрошу отложить газету. По словам Лиепиньша, в 1944 г. только за неделю фашисты расстреляли тысячи человек. Каждый день в Улброкский лес прибывало по 160-180 автомашин с обреченными. "Для ускорения "акции" специалисты-убийцы устроили своеобразный конвейер, — говорит свидетель. — Первая группа выбрасывала жертвы из машин на землю, вторая — оглушала их ударами дубинок по голове, третья — раздевала, четвертая — подбрасывала к костру. Пятая группа убивала людей, складывала трупы на костер и сжигала". Только за 21 и 25 августа было истреблено до 14 тыс. советских граждан всех национальностей и 140 военнопленных, считает Лиепиньш. К сотрудничеству готовы Поскольку в Улброке расстреляны люди, вывезенные с территории нескольких республик СССР, мы связались с дипломатическими представительствами и задали один вопрос: "Готовы ли вы участвовать в восстановлении мемориала 13 тысячам убитых мирных граждан?" Дмитрий КРАЮШКИН, представитель посольства Белоруссии в Латвии: — Не можем остаться равнодушными к информации о заброшенном захоронении мирных граждан Белоруссии. Нужно провести исследование с привлечением специалистов. Если информация о том, что в Улброке захоронены белорусы, подтвердится, мы проинформируем о ситуации наше правительство. И попросим найти возможность восстановить кладбище и памятник. Белоруссия очень пострадала от фашистов и сегодня делает все, чтобы увековечить память жертв нацистов. Наталья ЯКОВЕНКО, представитель посольства Украины в Латвии: — Мы хотели бы участвовать в восстановлении. Думаю, что лучше всего это делать через украинские общества в Латвии. Так будет проще и быстрее найти финансирование для проекта. Возможно, что украинские бизнесмены, живущие в Латвии, найдут возможность спонсировать новый памятник к очередной годовщине Дня Победы. Представители посольства Российской Федерации в Латвии ответа Телеграфу пока не дали. Мы намерены наблюдать за развитием проекта. Думаем, он как нельзя лучше покажет, могут ли национальные меньшинства Латвии объединиться вокруг святого дела. P.S. Итак, городские и государственные власти согласились с необходимостью взяться за благоустройство памятного места в Улброкском лесу и поддержать создание мемориала. А как обещания будут воплощаться в жизнь, "Телеграф" обязательно расскажет.

НАВЕРХ