Янис Рейрс ("Новое Единство") после трёх лет, проведённых в должности министра благосостояния, возвращается на пост министра финансов. Продолжая серию интервью с министрами, мы поговорили с Янисом Рейрсом о проделанной работе, наследии, которое оставило предыдущее правительство, и рисках, с которыми может столкнуться финансовая система Латвии.

- Какие у вас ощущения, возвращаясь на должность министра финансов после долгого перерыва?

- (Выдержав паузу) Время, в которое я вернулся, - напряженное и у меня не было времени об этом задуматься, поэтому, может, и такая большая пауза. Уже с первого дня, не покидая Сейм после утверждения правительства, началась работа с бюджетом, который очень запоздал.

Также началась работа с проблематикой доклада Moneyval. В связи с этим не было времени философски подумать о подобных вещах. Я получил хороший опыт на должности министра благосостояния.

Одна из наибольших проблем в политике, особенно в парламенте, заключается в том, что ты не чувствуешь результатов своей работы. Ты принимаешь законы, работаешь с нормативными актами... В исполнительной власти это намного заметнее и ощутимее. 

Например, в области благосостояния у меня была возможность влиять на процессы, участвовать в наиболее важных событиях госуправления, в таких как менять отношение общества к уходу вне семьи и институционных системах.

Как человека меня очень обогатила работа в этой области. Это дало понятие, как принимать правильные решения, изучив ситуацию.

Независимо от того была ли это Рига, Даугавпилс или Иецава, я садился в машину и отправлялся на место, чтобы посмотреть, какова ситуация.

Возможно, раньше навыки, как посмотреть на проблему, были поверхностными. Вероятно, какое-то время будет сложно, так как в финансовой области нужно смотреть на макроэкономику, но и предыдущий опыт очень ценен.

Так как график бюджета очень напряженный, я тщательно рассматриваю все финансовые запросы, используя знания, полученные из других областей.

- Какие будут ваши главные приоритеты в работе?

- Приоритеты отмечены в декларации правления. "Нулевой" приоритет у правительства - это доклад для Moneyval, решение ситуации с банком ABLV.

Министерство финансов в связи с докладом Moneyval должно решить долгосрочные проблемы, упорядочить финансовый сектор. Говоря об этом, Латвия является важным торговым партнёром для многих стран, и Латвии находится на распутье, которое требует развитую финансовую систему.

Думаю, что проблема финансовой системы Латвии - это то, что нет никакого глобального ответа на события, которые связаны с отмыванием денег.

Уже с 2015 года, когда произошли теракты в Париже, все международные организации первым вопросом вынесли ликвидацию незаконно нажитых средств.

Анализируя, как развиваются финансовые центры, к примеру в Люксембурге и Швеции, мы видим, что там очень развита внутренняя система контроля банков. Там работают высококвалифицированные люди.

Это, возможно, уменьшает доход владельцев банков, но деньги в банках "чистые". "Повесить" это только на государственные учреждения нельзя, это ответственность и частного бизнеса.

То, что потребности внутреннего контроля выше, чем предусмотрено в законодательстве, мы видим в зарубежных филиалах банков Латвии. Это требования не государства, а их внутренняя корпоративная финансовая гигиена.

В связи с этим, если достигнем этой системы в Латвии, у нас тоже будет место для международных операций.

Нужно убедить международные финансовые рынки в том, что у нас есть механизмы, которые не разрешают поступать грязным деньгам. Мы поговорим с Комиссией рынка финансов и капитала о том, чтобы службы контроля были не только формальными, но и чтобы там работали квалифицированные и действительно независимые специалисты. 

Ещё один приоритет - стабилизация СГД. Она год была без руководителя, и, считаю, что справилась со своими функциями.

Нужно сказать спасибо, работникам это удалось. Однако мы не можем говорить о стабильности. Поэтому одной из первых задач правительства было утвердить в должности победительницу ещё прошлогоднего конкурса - Иеву Яунземе.

Одно из заданий - усилить СГД и таможню, где три года нет руководителя, чтобы люди смогли почувствовать стабильность и могли продолжать начатую работу.

СГД необходимо выполнять сложную функцию - быть сервисным учреждением для хороших компаний и быть строгим  по отношению к тем, кто нарушает налоговое законодательство.

Я рад, что новая руководительница СГД сообщила, что никаких сокращений не будет, так как нужно работать стабильно.

Третий приоритет, который вероятно пройдёт через весь тринадцатый Сейм, состоит в том, чтобы уменьшить разницу между обеспеченными и менее обеспеченными людьми. Сокращение социального неравенства.

Мы вписали в декларацию, что мы, не называя конкретных цифр, оценив рамки возможности бюджета, в течение четырех лет сможем не только увеличить минимальную заработную плату, но и приблизить к ней необлагаемый минимум.

Обсудив эти возможности, мы констатировали, что именно необлагаемый минимум, который может быть не выгоден для государственного бюджета, очень выгоден для общества.

Это не влияет на затраты бизнеса. Однако повышение минимальных зарплат нужно очень внимательно оценить, что мы и делаем. За последние два года возникла проблема соотношения производительности труда и заработной платы.

В прошлый раз, не оценив эти факторы, государство довели до кризиса. Мы должны быть осторожны в этой области.

- Что в наследство вам оставило предыдущее правительство? 

- Пока что я не хочу его оценивать, потому что не вижу больших проблем. У каждого человека есть дела, которые ему даются по-разному. Так, например, пришла новый министр и сделала некоторые вещи иным образом, нежели делал я раньше.

Вопрос Moneyval - наверно, нужно будет решать интенсивнее, так как это вопрос не только министерства, но и всего правительства.

Анализируя проделанное министрами, сделан большой шаг вперёд, говоря как о международных партнёрах, так и о контролируемых институциях. Ничего плохого сказать не могу, если вопрос был об этом (смеётся). 

- Недавно прошло интервью с министром сообщения Талисом Линкайтсом (НКП), он высказался о предыдущем правительстве, которое оставило пустой бюджет...

- Если мы проанализируем другой переходный период - во время того, когда мы вошли в политику в 2002 году... Нам был оставлен бюджет с минус 8 процентами дефицита. Господин Валдис Домбровскис в то время стал министром финансов и этот бюджет формировал очень долго.

Всё, что было обещано, было вложено в бюджет. Это была чрезвычайная ситуация.

На сегодняшний день есть позиции, которые не включены в бюджет, но в этом нет ничего необычного. Это нормальный процесс формирования бюджета. Также как запросы министров - там есть виденье, как они хотели бы чтобы отрасль развивалась. 

Когда в заголовках читаем, что министерства запросили миллионы миллионов для государственного правления, фактически это запрос для областей, и для медиков и для полицейских. Для меня как финансиста это не сюрприз. 

- Ваша предшественница в должности министра финансов Дана Рейзниеце-Озола (СЗК) сказала, что одна из главных хороших работ, проделанных прошлым правительством, - налоговая реформа. Как вы это оцениваете, и могут ли в ней быть какие-то изменения?

- С одной стороны плохо, что эта реформа была начата в 2018 году, в предвыборной атмосфере. (...) Но после голосования, при встрече с организациями предпринимателей, я убедился, что нужно разрешить этой реформенной системе продолжать работать. Плюс - минус один процент налога не так разрушителен как постоянные перемены.

Нужно разрешить системе поработать. Решили начать оценивать эту реформу в 2020 году. Если будут необходимы улучшения, сделаем их до следующего Лиго, чтобы после этого можно было работать с бюджетом и чтобы учреждения могли подготовиться к этому.

В связи с этим 2018, 2019, 2020 год останутся без налоговых изменений. 

Очень важная проблема - это трудовые налоги. Прозвучало, что будут налоговые должники

- Могут ли быть возникнуть сложности с принятием бюджета на этот год?

- Мы договорились, что бюджет нужно принять быстро. Формально действителен технический бюджет, так как людям необходима стабильность и ясность. Для медиков, правоохранительных органов и работников полиции бюджет очень важен.

Партии договорились, что мы этот технический бюджет примем как государственный бюджет, прибавим к нему расходы, утверждённые в Сейме.

На зарплаты медикам уйдёт - 87 миллионов евро, на пенсии должностным лицам Министерства внутренних дел - 38 миллионов, на увеличение зарплат прокурорам и судьям, что является выполнением решения Конституционного суда - 9 миллионов евро. На обеспечение фонда обслуживания - 8 миллионов.

Нашему "нулевому" приоритету - системе Moneyval - больше 7 миллионов. Это наша договоренность, и теоретически не должно возникнуть проблем в принятии бюджета.

Это время продлили на одну неделю, чтобы у министров была возможность оценить расходы. Если они найдут какие-то расходы, которые посчитают устаревшими и неэффективными, есть возможность создать новые приоритеты, соответствующие текущей ситуации.

5 марта планируем принять бюджетный пакет со всеми надлежащими документами. С этим практических проблем не вижу.

Бюджет ещё нужно будет согласовать с Европейской Комиссией. Тут нужно отметить, что разговоры про соблюдение бюджета и рамки дефицита есть у всех стран, не только у Латвии.

Все страны еврозоны делают это даже по два раза. Также как у нас - у любого государство еврозоны есть процедуры, через которые нужно пройти. И это является гарантией того, что евро стабилен.

Это, конечно, плата за небольшую потерю суверенитета, потому мы формируем бюджет, но с ограниченным аппетитом. 

Приобретение состоит в том, что мы в еврозоне и у нас стабильная валюта. За последние пять лет это было неоценимое приобретение для учреждений и жителей, потому, что если бы у нас остались латы, тогда однозначно случилось бы повышение курса и увеличение кредитных ставок. 

За 20 лет кредитные проценты для предпринимателей достигали 20%, что катастрофично. За эти 5 лет мы переживаем один из труднейших европейских кризисов - Крым и Украину, однако наша валюта стабильна.

- Евро сейчас считается чем-то вроде подушки безопасности? 

- Да, в первую очередь это подушка безопасности. Во вторых, чтобы не было бюджета с 8 процентами дефицита. (..)

Мы помним споры, которые были как сериал с Италией, когда им не не дали утвердить бюджет. Они уступили. Непропорциональное финансирование вымышленным программам, которые были в Италии, привели к тому, что Италия в упадке. Это тяжёлый сигнал для развития экономики в еврозоне.

С одной стороны, это рассказ про большое количество незаработанных денег, которые будут нагревать экономику, но результат обратный. Поэтому всегда важно помнить о финансовой дисциплине. 

Нужно посмотреть на страны с развитой экономикой. У них всегда строгая фискальная дисциплина - Нидерланды, Швеция, Германия... Образцы фискальной дисциплины.

Нужно понимать, что трата ещё не заработанных денег рано или поздно приведёт к упадку.

- Эта Итальянская рецессия представляет угрозу для развития экономики в еврозоне?

- Это неприятная ситуация, но я думаю, что всё разрешится. Я участвовал в Греческой Саге.(..) Она произошла тогда, когда решались самые горячие вопросы.

После президентуры, к концу 2015 года, летом Греция две недели находилась была банкротом. Увидев, как европейские министры финансов смогли решить греческую ситуацию, я уверен, что и итальянская ситуация разрешится положительно.

(..) Здесь идёт разговор о том, является ли это местным масштабом, или же глобальным экономическим спадом, поскольку глобальный экономический рост замедлился.

Кроме того, наш экспортный рынок сокращается, что может вызвать проблемы для наших предпринимателей.

- Какие могут быть главные риски для Латвийского финансового сектора?

- Краткосрочный риск - отчёт Moneyval. 6 февраля прошло первое заседание совета по развитию финансового сектора, где проанализировали сто пунктов предыдущего правительства, как исправить проблемы.

Прогресс значительный, так как создание  законодательных и нормативных актов удалось очень хорошо. Однако есть проблемы с применением закона.

Ещё один риск может быть в международной ситуации - замедление экономического роста. 

Наш главный источник доходов - экспортный рынок. Если он сокращается, то мы теряем часть доходов. Падают также инвестиции. Импорт производственных средств не растёт, что является известным риском.

Думаю, что правительство твёрдо привержено к поиску новых экспортных рынков. Несбалансированность между ростом зарплат и производительностью составляют зону риска в финансовом секторе. Там могут быть самые большие риски.

Я полностью уверен, что с отчётом Moneyval разберёмся. Тут нет специальных установок только для Латвии - это международная организация, которая хочет чтобы мы играли по правилам, принятым во всем мире.

Ещё важно помнить об увеличении объёмов кредитования. 

В Европейском центральном банке не поднимали процентную ставку. Через какое-то время она станет ниже. Это возможность для предпринимателей наблюдать и вкладывать деньги в продуктивное производство, чтобы повысить его эффективность.

Думаю, что банкам финансирование частных лиц для потребительских нужд известно как Overdraft. Быстрые кредиты работают только потому, что банки больше их не финансируют. Следует отметить, что банки контролируются КРФК, а деятельность кредитных учреждений не контролируется.

Как только банки восстановят финансирование, так сразу быстрые кредиты умрут естественной смертью.