Семья стала жертвой схемы адвоката-интригана: их выселяют из дома, где они жили десятилетиями
Видео

ФОТО: Скриншот с видео

На минувшей неделе в передаче Nekā personīga на телеканале TV3 сообщалось об Арнисе Курситисе, который может остаться без родовой недвижимости, принадлежащей его семье десятки лет. Дом у мужчины пытаются отдать миллионеры быстрых кредитов, используя закон о разделении общей собственности. Он стал прибыльным бизнесом для циничных юристов и предпринимателей, которые за маленькие деньги на аукционах покупают доли недвижимости и тогда требуют гораздо большие суммы от других совладельцев или вовсе их выживают из дома.

В похожую ситуацию попала и семья Ингриды Суны. Одну долю собственности купило предприятие известного интригана Нормунда Шлитке. Теперь он требует выкупить у семьи дом, который Ингрида и ее близкие сами и построили. 

Семья Ингриды Суны проживает в доме на улице Цодес в Биерини уже с 50-х годов прошлого века, когда недвижимость купил ее дедушка. Тогда там были поля, пасся скот и в округе было лишь несколько домов. Уже на протяжении нескольких десятилетий Биерини является популярным районом для частников. 

Ингриде Суне принадлежит половина от дома и земли. Здесь проживают и ее мать, и дети, и внуки. Вторую часть дома унаследовали два ее двоюродных брата.

Свою часть дома Ингрида держит в порядке, провела в ней ремонт.

Двоюродные братья о своей части собственности не заботились, дом запущен и в нем нельзя жить. 

Один из кузенов уехал из Латвии и родственники потеряли с ним контакт. Поэтому нельзя было разделить дом на две отдельных собственности, поскольку необходимо согласие всех владельцев.

Пропавший родственник не платил и налоги, поэтому четвертая часть дома была выставлена на аукцион. В начале цена была следующая - две тысячи евро. Семья решила, что в аукционе примет участие второй двоюродный брат. 

Акционерское общество Mājokļu aģentūra претендует на эту часть дома за 5000 евро. Предприятие не интересует полученная недвижимость. В течение двух лет представители фирмы ничего не делали для приведения собственности в порядок. Цель сделки была другой.

Предприятие обосновывает сумму ценностью всего дома, включая и пристройку семьи Суни. Это значит, что им снова придется платить за ту часть дома, которую они когда-то построили за свои деньги. 

На данный момент проблемы у семьи только начались, поскольку Mājokļu aģentūra купила и четвертую часть земли. Это значит, что они еще раз смогут попросить денег, чтобы общей собственности на землю больше не было. 

Акционерское общество Mājokļu aģentūra является одним из звеньев схемы многих предприятий, которые создал, представлял или, которыми руководил адвокат Нормунд Шлитке. Фирма зарегистрирована в его адвокатском бюро.  

Шлитке заработал недобрую славу в качестве активнейшего и жесточайшего представителя тех земельных владений, которые требуют от жителей многоквартирных домов несоразмерные суммы за принудительную аренду. Он не скрывает, что покупка долевого участия является одним из направлений его бизнеса.  

По мнению Шлитке, закон на его стороне.

Семья Суни сама виновата, что построила свой дом на общей собственности и своевременно не разделила ее на два отдельных владения. Теперь их дом принадлежит всем совладельцам. 

Mājokļu aģentūra свою часть дома продало в сентябре. За 30 тысяч евро ее купила фирма  CrediNet. В ней также работают лица, связанные с предприятиями Шлитке. 

Согласно данным Государственной земельной службы, в Латвии около четверти миллиона особняков. 10% из них или же 27 000 домов разделены на условные части. 

Адвокат Ингриды Суны Роланд Нейланд считает, что законодательные нормы нужно совершенствовать, чтобы прекращение совместной собственности было более цивилизованным и честным, а добросовестные владельцы были бы защищены. 

Минюст и Сейм утверждают, что нет жалоб об условных интригах с условными долями и это неактуально. Закон до сих пор работал хорошо, поэтому с поправками спешить не стоит. 

Хотя бесстыдное отношение и поведение совладельца стало шоком для всей семьи, Ингрида Суна не намерена опускать руки. Она уверена, что справедливость будет достигнута.

НАВЕРХ