"Спасатели". Прибрать собственность к рукам в стиле Latvijas Hipotēka
Грязные деньги

Ивете Винберге нужны были деньги на операцию. Мама-пенсионерка помогла и заложила свои квартиру и дом, но долг отдать не смогла. Тогда она поверила обещаниям Latvijas hipotēka о спасении и ввязалась в вихрь непонятных сделок.

ФОТО: Re:baltica

Отчаявшиеся жители Латвии вместо желанного кредита теряют свою собственность — об этом нам рассказали клиенты Latvijas Hipotēka. Они обращались как в полицию, так и в Центр защиты прав потребителей, но ни один из чиновников не остановил предпринимателей. Как им удалось прибрать к рукам чужую недвижимость?

Основная информация:

  • Находящиеся в отчаянии люди вместо ожидаемой ипотеки теряют собственность;
  • Latvijas Hipotēka (LH) отрицает незаконные действия и прекращает услугу обратной аренды так как клиенты ее "не ценят";
  • Хотя компания является лидером по количеству жалоб в PTAC, ведомство не реагирует;
  • По поводу деятельности LH люди обратились в полицию минимум шесть раз, но непонятно, осознали ли полицейские масштаб произошедшего;
  • Верховный суд впервые в ходе дела потребовал заслушать и других пострадавших.

Вие Менготе 75 лет. Пенсионерка из Риги до сих пор работает медсестрой в детском саду. Там мы и встречаемся. Светлые волосы, энергичная, в белом халате, она встречает нас в своей маленьком кабинете с толстой папкой документов — с договорами, поправками, перепиской с PTAC, где она искала помощи.

Вия тоже одна из тех, кто попался на сделке с LH. Свою трехкомнатную квартиру в Риге она не потеряла только благодаря грамотным родственникам. 

Вия с мужем на два года взяли в долг у знакомой на бизнес-идею, но, когда пришло время отдавать, денег не было. Однако слово нужно держать и нужно отдать! "Кто нам — банк одолжит? Нам уже не дадут! Оба — пенсионеры", — пришла к выводу Вия. Именно тогда в ее электронной почте появилась реклама LH.

ФОТО: Re:baltica

В офисе компании Вию ждала молодая и вежливая консультант. Вия заложила свою стоящую в три раза больше квартиру за 19 000 евро: "Она сказала — оформим это как заем".

Так Вия и думала, до момента, пока договора не увидела внучка — юрист. С родственниками Вия начала консультироваться, потому что платежи показались ей слишком большими — 380 евро в месяц, а сумма займа практически не сокращалась.

"Внучка сказала — бабушка, ты что, не видишь, что это договор покупки, ты продала им эту квартиру! И только тогда я начала понимать, что сделала. Что здесь обман".

Поняли, что квартиру нужно сразу же выкупать, пока переплата не слишком большая или квартира не потеряна, так как правила договора были непонятными и рискованными. Родственники помогли с деньгами.

Но и выкупить было непросто, хотя договор такие права предусматривал. LH колебалась. Сначала даже утверждала, что права выкупа потеряны — в частности, финансовый лизинг больше не продлят, так как несколько месяцев запаздывали с коммунальными платежами.

В тот момент родственники привлекли и Центр по защите прав потребителей (PTAC). Прошло полтора года, пока договорились с LH, и Вия квартиру наконец выкупила. РТАС в письмах подтвердил Вие, что LH тянули время, отвечая и на вопросы центра. Последний ответ центр получил уже после того, как семье Вии все-таки удалось вернуть квартиру.

Вия говорит — сама она этого сделать бы не сумела. Она уполномочила оформлять все сделки родственника.

"Я сама этого никогда не смогла бы. Знаете, я даже сейчас спокойно не могу говорить, я так много потеряла. Так много здоровья и слез, мой муж очень тяжело болен… Я полностью спокойной быть не могу", — и во время интервью у Вии перехватывало дыхание. Она переживает, что так по-дурацки попалась.

"Что сказали родственники? Что у меня ума нет! Спросили, действительно ли не могла проконсультироваться, хотя бы перед тем, как туда идти. Чтобы не надо было [кредит] брать. Нужно было проконсультироваться сначала с людьми, которые в этом деле понимают. А не два старых пенсионера приходят туда".

РТАС посоветовал Вии судиться с LH из-за потерь. Однако семья решила этого не делать, так как хочет поскорее забыть и жить спокойно. Квартиру Вия после этого продала сама — за 65 000 евро. Из полученного вернула родственникам деньги, которые они дали на выкуп. На остальные купила меньшее жилье за пределами Риги.

Сейчас у нее впереди объяснения с СГД, которая хочет взыскать с Вии налог от продажи квартиры.

По мнению СГД, Вия за меньшую цену купила ее у Latvijas Hipotēka и продала дороже — таким образом, заработала.

Но, если бы СГД рассматривала это как заем, как это воспринимала и Вия, то налог за продажу квартиры, в которой сама прожила много лет, платить бы не пришлось.

Во время исследования Re:Baltica связалась с более чем десятью людьми, которые думали, что идут в LH брать заем под залог, но оказалось, что в результате продают свою собственность. Отзывы были разными. Люди с хорошим образованием и финансовой грамотностью признавали, что осознавали риски, но деньги были нужны очень сильно и банки их не давали. Но была часть, которая не поняла, что подписывают. Публично они говорить об этом не хотят, потому что им стыдно.

Типичный сценарий — люди не поняли суть договора. Вместо кредита собственность нужно было продать LH и потом самим выкупить.

Это называется обратной арендой и в этом нет ничего уникального, однако в исполнении LH это стало ловушкой с договором "в одни ворота". Более того, люди не всегда приходили к ним сами. LH искал их!

Волки в овечьей шкуре

У Иветы Винберги сахарный диабет. Тяжелый диагноз, который закончился самым плохим — ампутацией ноги.

Перед этим семья боролась до последнего, чтобы спасти ногу. За пять лет она пережила 16 операций. Не ожидая оплаты государством, для первой операции заняли 1000 евро в компании быстрых кредитов. Затем еще. И еще.

Помочь пыталась мать Иветы — пенсионерка. Заложила в компании быстрых кредитов как однокомнатную квартиру в Риге, так и дом в Ропажском крае, но долг отдать не смогла. Он рос, пока не достиг с процентами и пеней почти 20 000 евро.

Как удар пришло сообщение об аукционе. Расходы судебного исполнителя увеличили долг еще больше. Думать больше не было времени, так как день продажи приближался. О финансовой грамотности у обеих женщин было довольно приблизительное представление.

И тогда как гром среди ясного неба появилось спасение — предложение от LH. Женщины его не искали.

"Было у нас в почтовом ящике, что могут помочь", — вспоминает Ивета (позже предприятие пояснило Re:Baltica, что следит за объявлениями об аукционах и так узнает, кому отправлять предложения своих услуг).

Поход к "спасителям" вовлек женщин в вихрь запутанных сделок, в результате которых они ниже рыночной стоимости продали как дом, так и квартиру, которую сейчас уже на протяжении нескольких лет пытаются выкупить обратно.

Сначала любезность, потом спешка

Начало у всех одинаковое. Люди LH в начале сделки были очень отзывчивыми.

"Мы созвонились. Спросили, что хотим оставить — квартиру или дом. И тогда они как бы оценили, что за 40 тысяч продадут дом и квартира останется, и денежка еще останется. Судебный исполнитель еще заплатит", — рассказывает Ивета.

Семья уже планировала, как сможет потратить оставшиеся деньги, так как живет очень скромно и лишних денег не было. Это можно заметить и в квартире мамы Иветы, где происходит разговор. Она аккуратно, но просто обставлена. Характерные для типовых квартир неровные стены в комнате только выкрашены в светлый цвет. И мебель давно не менялась.

Чтобы эту кажущуюся выгодной сделку реализовать, нужно было сделать только одну вещь — продать LH свою собственность за сравнительно низкую цену (18 579 евро за дом и 6179 евро за квартиру).

Документа с оценкой наивные продавщицы собственности не увидели. Предложенная LH цена была не только ниже рыночной стоимости, но и начальной цены аукциона. Уже тогда было оговорено, что владелицы после продажи никаких денег не получат. LH направит их на покрытие старых долгов, а оставшиеся — 4200 евро — удержит себе в виде комиссии и за покрытие затрат на сделку. После этого LH продаст дом, а оставшиеся деньги отдаст женщинам, но на квартиру им нужно будет заключить договор выкупа. Тогда она снова будет на имя семьи, но до этого за проживание нужно платить арендную плату: 150 евро в месяц, что является половиной от пенсии владелицы.

Женщины поверили и документы подписали. Позднее они признали, что сами не могли проследить, как и почему в документах появляется та или иная сумма.

В результате дом продали, а женщинам сообщили, что планируемые 40 000 евро получить не удалось. Более тог, женщины по-прежнему должны были LH почти 3000 евро.

К этому нужно прибавить проценты по платежам, плату за оформление договора (согласно имеющимся в распоряжении Re:Baltica документам, эти 500 евро к долгу прибавили даже дважды) и уже заплаченную аренду. Всего женщинам нужно вернуть LH почти 7000 евро, чтобы остаться в своей квартире.

Конец платежей приходится на следующую весну. Предприятие не ответило женщинам о продажной цене собственности. Когда же они приехали на дачу искать новых владельцев, то встретили работников, которые их прогнали.

Ивета и ее мать продолжают платить, однако по-прежнему не понимают, почему и за что.

Якобы социально ответственные

Представители LH поясняют, что на самом деле делали добро. Обычный кредит этим людям больше никто не давал, но они предлагали выход и спасали людей от аукциона.

Однако член правления Никита Гончар так и не смог пояснить, как получилось, что Ивета Винберга и ее мать после продажи дома еще и остались должны.

Ответа не найти и в договорах. В поздней переписке с Re:Baltica предприятие ответило, что долг образовался из комиссионной платы, и "комиссионная плата согласована устно".

Ни одна из женщин такого устного соглашения не припоминает.

Член правления LH Гончар пояснил, что состояние дома было хуже, чем казалось сначала. Как доказательство он прислал фотографии, на которых действительно видны помещения в плохом состоянии и постройки, которые скорее напоминают сарай. Когда показали фото уже бывшим владелицам, они признали, что были выбраны самые унылые ракурсы.

На других фото, которые показали женщины, видно, что это был дом из желтого кирпича, который оставляет лучшее впечатление об общем состоянии собственности. Гончар не смог пояснить, почему таких фотографий среди присланных им нет.

Записи в Земельной книге свидетельствуют, что первому покупателю дом продали за 25 000 евро, а еще через год следующему за 38 800 евро. Это близко к сумме, которую изначально обеим женщинам обещали как потенциальную стоимость. И этого хватило бы как для погашения долгов, так и осталось бы еще самим женщинам.

ФОТО:  Re:Baltica

ФОТО: Re:baltica

Клиенты, почти все как один, рассказывают, что сначала работники LH были подчеркнуто любезны и шли навстречу. И очень настойчивы — до подписания договора.

После этого начинались поправки в договоре, смена вида договора, пока у клиентов не возникает путаница, что и зачем вообще надо делать. В свою очередь график выплат обычно оформляется на три месяца — со сравнительно небольшими ежемесячными платежами, и всей оставшейся суммой в конце трех месяцев. Потом его несколько раз продлевают..

У людей счета путались, кроме того, в договорах иногда появлялись новые пункты.

"Я говорю тому консультанту, Янисом звали — со светлыми волосами такой, совсем молодой мальчик — я говорю, я не юрист и ничего тут не понимаю. И я сказала — у меня медленно идет чтение и довольно мелкие [буквы] были. Я с лупой читаю эти бумаги. Он смотрит, смотрит, и тогда он полностью вырывает из рук, и вообще не позволяет мне прочитать", — так происходящее вспоминает одна из клиенток, сын которой в сделке с LH потерял сельскую собственность площадью 19 га с домом и лесом. От леса сейчас в основном остались пни, потому что как только смогла, LH продала собственность, новые владельцы быстро вырубили весь лес.

Re:Baltica известно как имя женщины, так и название дома, однако она не хочет публиковать их из-за стыда и также страха.

Сын нашел LH в интернете, думал, что возьмет кредит под залог. Уже на консультации было сказано, что из-за плохой кредитной истории заем дать не могут (тогда — в 2013 году — у предприятия вообще не было лицензии небанковского кредитора — авт.). Однако могут оформить как договор покупки и выкупа. В частности, продать свою собственность и получить деньги (это был бы как бы заем), но после этого — выкупить обратно (это как бы возврат долга).

Сын платежи платил, это подтверждают и платежные поручения. Однако во время многочисленных правок из договора пропал пункт, по которому после трех месяцев график платежей можно снова продлить. На следующий день после окончания трехмесячного срока LH сообщила, что платеж просрочен и права выкупа потеряны.

Этот известный Re:Baltica случай попал в последнюю судебную (кассационную) инстанцию. В первой частично победила семья, во второй — LH.

ФОТО: Re:baltica

Адвокат клиента LH пытался добиться, чтобы разницу между стоимостью собственности и оставшемся долгом LH компенсировала как потери, но суд признал сделку симулятивной — такой, которая выглядит как одна (покупка-продажа), но на самом деле другая (заем).

В свою очередь LH на суде настаивала, что клиентам все было понятно, так как сын все договора подписал. Также как и их другие клиенты — своей рукой подписал, что все понимает. "Им выгодно лгать, и тогда они лгут", — сказал Гончар Re:Baltica о жалобах клиентов.

РТАС наконец зашевелился?

В том, что клиентам действительно все объяснялось и они все поняли, сомневается РТАС. Название LH там хорошо знакомо — из всех небанковских кредиторов на него больше всего жалоб.

ФОТО: Re:baltica

Сейчас РТАС оценивает, не трактовать ли деятельность LH как нечестную коммерческую практику. "В результате могут быть приняты штрафные меры к коммерсанту о нарушении коллективных интересов", — поясняет директор РТАС Байба Витолиня.

Как и в связи с быстрыми кредитами, в случае обратной аренды можно говорить минимум о предложении неподходящего продукта людям, которым его не стоит предлагать.

"И так как он скорее всего в безвыходной ситуации и очень хочет ее решить, он соглашается на правила, которые для него совершенно не выгодны", — делает вывод Витолиня и отмечает, что сделки недостаточно разъяснены клиентам: "Это точно не соответствует требованиям профессиональной заботы".

Несоблюдение требований профессиональной заботы — нарушение закона.

Непонятно, почему РТАС был так снисходителен и не наказал предприятие в последние три года, за которые минимум 20 человек в отчаянии потеряли свою собственность или по собственной глупости были вынуждены выкупать ее за большую цену.

В то же время в судах LH ссылается именно на заключения РТАС так как они якобы подтверждают их правоту. Действительно , все предложенные клиентам договора с РТАС согласованы. Но предприятие умалчивает, что это согласование было произведено после жалоб, более того, оно больше теоретическое — о проекте договора как такового, без оценки каждого случая индивидуально.

Полиция оберегает репутацию LH

РТАС признает — на происходящее обратили внимание и полиции, но о результате сведений нет.

Информацию о продвижении дела полиция не раскрывает ни РТАС, ни адвокатам, которые представляли клиентов LH в судах, ни теперь и Re:Baltica.

О двух описанных Re:Baltica случаях известно, что люди обращались в полицию, но они незаконных действий в происходящем не усмотрели.

Неофициально известно о еще минимум четырех заявлениях — трех в Риге и одном в Кулдиге.

Однако выяснить, что с ними произошло, невозможно. Сначала Госполиция утверждала, что не может отобрать информацию об уголовных процессах, связанных с LH, и слала в информационный центр Министерства внутренних дел. Там журналистов "отфутболивали" обратно в полицию.

После второго запроса Госполиция пояснила, что закон о полиции запрещает разглашать информацию, которая может коснуться чести и достоинства физических или юридических лиц (в данном случае — LH).

Как информация о числе заявлений и их продвижении может это сделать, в полиции пояснить не смогли.

Суд просит выслушать

То, что, несмотря на многочисленные жалобы в РТАС, полицию и суд предприятие длительное время могло работать по одной схеме, обнажает "дыры" в системе.

В полиции не включился сигнал тревоги о том, что на одну и ту же компанию поступает несколько жалоб. РТАС также не предупредил потребителей, хотя число жалоб на LH с годами росло.

И суд каждый случай рассматривал отдельно, а минимум в одном из известных Re:Baltica судопроизводств даже отказал клиенту LH в просьбе выслушать других попавших в подобную ситуацию.

В конце августа 2019 году Сенат Верховного суда (АТ) вернул дело на повторное рассмотрение. И одной из причин как раз был отказ суда низшей инстанции заслушать других пострадавших. АТ указывает, что это помогло бы проверить, как в SIA Latvijas Hipotēka проходит оформление подобных сделок и работа с клиентами.

"Тщательно концентрируясь на оценке всех обобщенных доказательств дела по их истинной сути, у суда было основание сделать логические, основанные на жизненном опыте и правовом сознании выводы о юридической сути заключенной договоренности с точки зрения разумно ожидаемых действий лица, а не ограничиваясь констатацией, что истец подписала все сделки без замечаний и согласилась на их содержание", — сказано в решении.

Больше не предлагают

После большого количества жалоб предприятие эту конкретную услугу больше не предлагает. Никита Гончар утверждает, что ее прекратили из-за неблагодарности клиентов:

"Нам это не нужно — выполнять социальную функцию, которую никто не ценит".

Посреди лета, отвечая на вопросы Re:Baltica, LH утверждала, что прекратила ее уже более года назад.

ФОТО: Re:baltica

Это не совпадает с фактическими данными. Еще прошлой осенью LH активно рекламировала услуги обратной аренды на радио Skonto, а в декабре 2018 года на портале Delfi публиковала рекламные статьи на латышском и русском, что именно обратная аренда может стать альтернативой, когда в январе вступят в силу более строгие ограничения быстрых кредитов. В январе этого года на канале LH в YouTube был размещен рекламный клип обратной аренды.

ФОТО: Re:baltica

В рекламных статьях предприятие утверждало, что является "первым лицензированным кредитором, который параллельно ипотечному кредиту предлагает на рынке услуги обратной аренды".

Конструкция предложения вводит в заблуждение, так как позволяет думать, что LH получила особую лицензию, чтобы оказывать эту услугу. На самом деле вместе объединены два совершенно отдельных факта. LH сейчас является лицензированным небанковским кредитором.

Однако для оказания услуги обратной аренды лицензия не нужна.

То, лицензировано ли предприятие в какой-то другой сфере, в этой связи вообще не имеет значения, однако может создать обманчивое впечатление, что на нее было получено какое-то особое разрешение защитников прав потребителей.

И утверждение Гончара, что с обратной арендой все хорошо, так как ее предлагает и государственная финансовая структура ALTUM, также не совсем правдиво. В том случае действуют совсем другие правила. Клиентами могут стать только крестьяне, для которых предусмотрены более длительные сроки возврата и прозрачные принципы оценки собственности.

ФОТО: Re:baltica

ФОТО: Re:baltica

  • Автор: Лиене Бариса – Сермуле (Re:Baltica)
  • Редактор: Санита Йемберга (Re:Baltica)
  • В подготовке статьи принимала участие Инга Сприньге (Re:Baltica)
  • Графики: Мадара Эйхе (Re:Baltica)
  • Перевод на русский язык: Александр Овсянников, TVNET
НАВЕРХ