Что случилось с русской прессой и когда умрет последняя газета

Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

ФОТО: LETA

Из ежедневных газет на русском языке в Латвии сохранилась одна - газета «Сегодня». Между тем еще свеж в памяти читателей период, когда на этом рынке конкурировали четыре-пять изданий. Что стало с ними и почему, выясняет ЛЕТА с помощью тех, кто был в этих газетах у руля - их главных редакторов.

Газет больше, чем редакторов

Агентство ЛЕТА продолжает серию материалов, посвященных русскоязычным СМИ в Латвии. На этот раз мы оглядываемся на историю ежедневных русскоязычных газет глазами их бывших руководителей. ЛЕТА провела опрос, в котором согласились принять участие семь бывших главных редакторов ныне уже не существующих газет, а также один главный редактор единственной ныне здравствующей - Андрей Шведов из газеты «Сегодня». Про «Сегодня» мы еще скажем несколько отдельных слов, но пока обратимся в прошлое.

Люди, отвечавшие на вопросы ЛЕТА, некогда руководили изданиями «Телеграф», «Вести Сегодня», «Час», «Бизнес & Балтия», «Вечерняя Рига», «Коммерсант Baltic Daily», «Независимая Балтийская газета», «Diena» (русское издание), «Советская молодежь», «СМ», «Панорама Латвии» и «Республика». Газет больше, чем редакторов, так как пул сотрудников русскоязычной прессы в Латвии относительно небольшой, издания появлялись и закрывались, конкурировали, и между ними всегда происходила весьма активная ротация кадров. Поэтому респондентов просили уточнить, о каком издании они сообщают конкретные данные. Итак, результаты опроса проливают свет на жизнь следующих газет: русское издание «Diena», «Вечерняя Рига», «Телеграф», «Вести Сегодня», «Час», «Бизнес & Балтия», плюс еще одна газета, чей бывший руководитель пожелал сохранить анонимность.

Кто работал в русских газетах?

Кто такие наши эксперты? Люди с высшим техническим или гуманитарным образованием, в некоторых случаях - двумя высшими. У большинства - более 20 лет опыта работы в печатной прессе. Среди причин, по которым редакторы из действующих становились бывшими, самой популярной оказалась смена владельцев газеты. Другие наиболее распространенные причины: закрытие газеты, внутренние интриги, а также собственное желание редактора и переход на более привлекательную должность.

Штат газет был очень разным: в двух работало менее 10 журналистов, в двух - от 11 до 20, в двух - от 21 до 50 штатных авторов, а в одном случае их количество превышало полсотни. Средний возраст редакторов отделов составлял от 30 до 40 лет. Журналистский состав был более разновозрастным: около половины также составляли люди 30-40 лет, но многие авторы были и моложе - 26-30 лет.

Уровень образования и профессиональных навыков журналистов и редакторов отделов почти все опрошенные эксперты оценили, как хороший. В частности, мы спросили их об уровне владения сотрудниками газеты государственным языком, так как это необходимо для работы с информацией о текущих событиях и состоянии дел в Латвии. В большинстве случаев больше половины «личного состава» свободно владели государственным языком. Хотя в трех редакциях хорошо латышским владели менее половины сотрудников. Уровень знания иностранных языков (помимо латышского) представителями редакций их бывшие руководители назвали терпимым.

Респондентов попросили оценить доступность качественных кадров - журналистов, редакторов и технического персонала - на современном рынке русскоязычных печатных СМИ Латвии. Более трети опрошенных заявили, что сегодня почти невозможно набрать профессиональную редакцию, еще столько же - что возможно, но только при наличии больших денег.

Редакционная политика и влияние

Единой тенденции относительно вмешательства собственников газеты в редакционную политику и творческий процесс, судя по ответам, не было - от издания к изданию ситуация была разной. В основном влияние владельцев оценивали в интервале от очень слабого до среднего. По признанию респондентов, чаще всего редакционную политику формировал либо лично главный редактор, либо он в сотрудничестве с редакторами отделов. Иногда право голоса имели и рядовые журналисты. Лишь один респондент указал, что политику редакции формировали владельцы. Одновременно все опрошенные считают, что сформированная политика редакции оказалась частично удачной для газеты. Трое респондентов уверены, что окончательный продукт в виде газеты полностью соответствовал интересам читателей, еще двое - что соответствовал частично, один - что соответствовал плохо, и еще один затруднился ответить, поскольку не было исследований, на которые можно было бы опереться. Весьма положительно оценили эксперты и влиятельность газет в лучшие их времена:

более половины выбрали вариант ответа «мы постоянно старались спровоцировать изменения к лучшему в Латвии, и частично у нас получалось». Остальные признали, что «иногда некоторые материалы «выстреливали», но весьма редко».

Оглядываясь назад, редакторы по большей части довольны проделанной работой и сообщили, что, будь у них такая возможность, они бы не меняли в редакционной политике ничего или почти ничего. Лишь небольшая часть заявила, что изменила бы почти все. Часть соображений касается финансов. Так, бывший главный редактор деловой ежедневной газеты «Бизнес & Балтия» Юрий Алексеев сообщил, что сократил бы личный состав издания и увеличил оплату труда оставшихся. Бывший главный редактор газеты «Телеграф» Татьяна Фаст, в свою очередь, постаралась бы сократить расходы, не меняя владельца.

Андрей Муравьев, бывший главный редактор русского издания «Diena», считает, что газета плохо соответствовала интересам читателей, и он изменил бы в редакционной политике почти все. «Газета выпускалась по принципу единого информационного поля для всех жителей Латвии независимо от языка, поэтому была переводной на 90%. Сама подача статей, заголовки были абсолютно «нерусскими». В сущности, это был переводной конвейер. Кроме этого, русских читателей отталкивали комментарии латышских авторов. Согласитесь, нужно быть мазохистом, чтобы платить за газету и читать про «вонючие сапоги немытых российских солдат». Все это вкупе, разумеется, сказывалось на тираже и популярности газеты. Хотя определенный вес и авторитет русская «Diena» имела, поскольку и подача новостей, которые все-таки старались делать именно нейтральными, и макет существенно отличались от других газет Латвии», - конкретизирует г-н Муравьев. По его мнению, выживанию газеты способствовали бы следующие шаги: во-первых, принять в штат русских, но не пророссийски настроенных журналистов; во-вторых, увеличить независимость русской редакции, при этом сохраняя координацию действий с латышской редакцией и используя ее мощнейший авторский ресурс по своему усмотрению.

Цифры: тиражи, реклама, деньги

Судя по результатам анкетирования, реальный тираж газет составлял от 2 до 21 тысячи экземпляров и в основном соответствовал заявленному в паспортах газет. Лишь один из бывших редакторов признал, что вместо заявленного тиража в 12 тысяч экземпляров в реальности выпускалось лишь 7,5 тысяч.

При этом процент возврата тиража составлял от 10% до 60% - это доля газет, переданных в продажу, но не востребованных покупателями. Цифра весьма удручающая

. Вице-президент Всемирной газетной ассоциации Евгений Абов в комментарии РБК сообщал: «По мировым стандартам для ежедневных газет нормальная норма списания тиража 15-17%. В России эта цифра выше, по моим ощущениям, она составляет 25-30%». Интересно, что в Латвии только русская «Diena» с процентом возврата 10-20% вписывалась в нормы отрасли. Розничные тиражи других газет оставались невостребованными более, чем на 30%.

Как известно, у классического печатного издания два основных источника доходов. Во-первых, от рекламодателей приходят поступления от рекламы. Во-вторых, от читателей - сборы от подписки и розничной продажи газеты. Опрос показал, что в случае одного издания эти два источника доходов давали примерно одинаковый приток средств (50% на 50%), в одном случае продажи рекламы были гораздо важнее (90% прибыли против 10% от подписки/продаж), в трех случаях рекламодатели обеспечивали большую часть доходов (70% против 30% от читателей). Лишь в одном случае читатели в большей степени «содержали» газету (60% доходов против 40% от рекламы).

Таким образом, в большинстве случаев доходы от рекламы имели решающее значение для выживания изданий.

В свете чего актуальным является вопрос, насколько отчаянно газеты хватались за возможность заработать на скрытой рекламе - публикации статей, которые были оплачены, но не обозначены как реклама (что противоречит законодательству, так что это в лучшем случае «серая» практика). Лишь двое опрошенных редакторов сообщили, что в их издании подобной практики вообще не было. Четверо выбрали вариант «скрытая реклама появлялась иногда, но очень редко, по специальным договоренностям». И один ответил «что теперь скрывать, мы искали любой способ заработать» (отметим, что это были «предсмертные конвульсии» издания, которое вскоре было закрыто).

В четырех случаях газеты как предприятия имели бизнес-план хотя бы на ближайшие один-два года, в одном случае бизнес-план был только для вида, в двух - вообще не было.

В тех изданиях, где бизнес-план был, его точность при проверке действительностью оказалась разной. В одном случае прогноз был удачный, и бизнес-план был выполнен на 90%, в трех - на 50%. По признанию респондентов, ошибки были допущены при оценке размера потенциальных расходов, а также количества потенциальных читателей.

Мало кто смог припомнить (или раскрыть) финансовую информацию о своей бывшей газете. Тем не менее, не упоминая названий, можем обобщить два кейса. Итак, бюджет одного издания составлял 40 тысяч латов (почти 57 тысяч евро) в месяц при тираже 12 тысяч экземпляров. Оно же, даже на пике расцвета, приносило владельцам по 10 тысяч латов (14,2 тысячи евро) убытков в месяц, то есть было глубоко дотационным. Второй пример: ежемесячный бюджет 30 тысяч латов (около 42,7 тысяч евро) при тираже 7,5 тысяч экземпляров; в лучшие времена эта газета зарабатывала по 25-35 тысяч латов (около 35 - 50 тысяч евро) ежемесячно.

Наконец, из ответов респондентов можно узнать, что в последние годы существования ежедневных газет на русском языке в большинстве из них размер зарплаты главного редактора был в диапазоне от 1501 до 2000 евро, редакторы отделов при этом получали до 900 евро, а рядовые журналисты - до 700 евро. Как видим, в данной сфере уровень заработной платы даже у руководителей высшего звена был относительно скромным по сравнению с рядом других областей так называемого интеллектуального труда, что также может быть сигналом о кризисе отрасли.

Сегодняшние реалии

Две главные причины закрытия почти всех национальных ежедневных бумажных газет на русском языке в Латвии, по мнению респондентов, это развитие Интернета и технологий, а также естественная убыль читателей бумажных газет. Чуть реже упоминалась нехватка денег, но ее можно рассматривать как следствие первых двух причин: доходы от рекламы падали, потому что она во многом ушла в Интернет, а доходы от продаж и подписки, потому что сокращалось количество читателей.

В мире, где бумажные периодические издания почти повсеместно находятся в кризисе, постоянно ищут новые бизнес-модели и способы выживания, или «переезжают» полностью в Интернет, опрошенные агентством ЛЕТА эксперты в целом проявили лояльность к изданию газет на бумаге. Лишь двое ответили, что сегодня бумажные версии газет никому не нужны. Еще двое считают, что бумажная версия газеты нужна для читателей старшего поколения, из уважения к ним. Один - что нужна, но как премиум-продукт для любителей пошуршать газетой за утренним кофе. Еще двое опрошенных считают, что можно делать влиятельное издание вообще без электронной версии.

При этом на вопрос, сколько ежедневных газет на русском языке нужно в Латвии, опрошенные главные редакторы ответили весьма сдержанно. Варианты были от «ни одной» до двух-трех.

Бывший главный редактор газеты «Вечерняя Рига» Константин Гайворонский практично заявил: «Столько, сколько потянет читатель. По факту это одна газета».

Татьяна Фаст считает, что оптимальным было бы наличие одной влиятельной газеты и одной «желтой».

Мы также спросили экспертов, при каких условиях в Латвии могла бы существовать хотя бы одна влиятельная ежедневная газета на русском языке. Андрей Шведов высказался в том смысле, что она уже существует - это руководимая им газета «Сегодня». Татьяна Фаст, Юрий Алексеев и бывший главный редактор газеты «Час» Павел Кириллов указали на условие достаточного финансирования, серьезных инвестиций. Здесь, правда, в воздухе повисает вопрос, кто и почему стал бы эти инвестиции производить. Еще одно анонимное мнение: «При наличии инвестора, способного видеть в медиа-продукте собственно продукт с его жизненным циклом и особенностями». Двое опрошенных указали не на финансовые, а на этнические причины. Так, Константин Гайворонский считает, что для существования влиятельной русской газеты нужна русская община в полном смысле этого слова. Андрей Муравьев убежден, что для этого нужно отказаться от «работы» на старую во всех смыслах, ностальгирующую по «прежним временам» аудиторию, которой становится все меньше, а также отказа от тотального негативизма по отношению к Латвии и всему, что происходит в стране.

«В то же время издание не должно быть исключительно «пролатышским», а являться русской, но латвийской газетой, объективной, критической, предоставляющей широкий, а не узкий, как сейчас, спектр мнений», - считает г-н Муравьев.

Рассуждая о судьбах русской прессы в Латвии, Татьяна Фаст сообщила, что бумажным изданием, оптимальным для местного рынка, на ее взгляд, стал бы аналитический журнал-еженедельник в хорошем полиграфическом исполнении. Андрей Муравьев, в свою очередь, задается риторическими вопросами: что ожидает русские СМИ (не только газеты), с учетом проводимой и планируемой школьной реформы, направленной на доминирование государственного языка в учебных заведениях? Не приведет ли это в будущем к уменьшению числа носителей русского языка и, соответственно, уменьшению читательской аудитории русских СМИ?

Газета «Сегодня» - последний из могикан

Газета «Сегодня» осталась единственной ежедневной газетой на русском языке не только в Латвии, но и, как указывает редакция, во всем Евросоюзе. С 4 декабря 2015 года (когда она еще называлась «Вести Сегодня») руководит ею Андрей Шведов, который работает в журналистике с начала 1990-х годов, и за это время был главным редактором нескольких газет (в т.ч. некогда возглавлял газету «Телеграф»), журналов и интернет-порталов.

Г-н Шведов, отвечая на вопросы ЛЕТА, сообщил, что газета живет по бизнес-плану, точность которого составляет 90%. Половину прибыли приносят газете читатели и половину - рекламодатели. Тираж газеты в зависимости от дня недели составляет от 11 до 17 тысяч экземпляров, гласит информация на родственном газете новостном портале http://vesti.lv/.

Главный редактор «Сегодня» сообщил, что в штате издания более 20 журналистов. Средний возраст редакторов отделов и журналистов - более 45 лет. Отметим, что на сайте vesti.lvесть данные (правда, за 2015 год), что более 50% аудитории входит как раз в эту возрастную категорию: каждый месяц портал посещало 56 тысяч уникальных пользователей в возрасте 45-54 года и 64 тысячи в возрасте старше 55 лет.

О солидном и очень солидном возрасте аудитории газеты говорит и тот факт, что она потеряла минимум 2,5 тысячи подписчиков по причине их смерти.

Эту цифру озвучил шеф-редактор «Сегодня» Сергей Тыщенко на прошедшей в Риге 26 ноября дискуссии «Русские СМИ Европы: состояние, тренды, перспективы», организованной Всемирной ассоциацией русской прессы. По словам г-на Тыщенко, сохранять число подписчиков на уровне 7 тысяч помогает приход новых читателей из латышскоговорящей среды, которых не устраивает контент трех ежедневных газет на латышском языке.

Также выяснилось, что более половины редакторов и журналистов «Сегодня» свободно владеют латышским языком. Знание других иностранных языков членами редакции г-н Шведов оценивает, как хорошее.

Влияние владельцев газеты на редакционную политику главред «Сегодня» оценивает, как «очень слабое». В целом политику редакции формируют все сообща, включая журналистов. И Андрей Шведов считает ее удачной, а газету - полностью отвечающей интересам читателей. Он также убежден, что руководимое им издание полностью удовлетворяет запрос аудитории на русскоязычные ежедневные газеты, и другие аналогичные издания в Латвии не нужны.

НАВЕРХ