LAT
Ваш браузер устарел. Пожалуйста, обновите его..
Файлы cookie позволяют нам улучшать услуги для удобства пользователей. Продолжая использовать наш сайт, Вы соглашаетесь на использование нами этих файлов. БОЛЬШЕ >

Увещевания Терезы Мэй про учебу, работу и «settled status» в Британии: ханжество и спекуляция!

Иван Пауков, специально для TVNET/ Русский TVNET 9
Фото: Reuters/ScanPix

На заседании Совета Европы 26 июня Тереза Мэй наконец огласила основные положения правового статуса граждан Европы, намеревающихся остаться на Островах после выхода Великобритании из ЕС. Речь премьера декорировали фразы о справедливости и великодушии. Впрочем, всеми ожидаемые - учитывая нешуточное число британскоподданных «заложников», давно осевших на континенте. Однако, в драфте законопроекта хватает белых пятен и недосказанностей, оставляющих место возможным импровизациям Home Office, то есть британского МВД.

На это тут же обратили внимание медиа - и островные, и континентальные. Политики были ещё прямолинейнее. Глава Совета Европы Дональд Туск без обиняков заявил, что

«британское предложение ниже наших ожиданий». «Оно недостаточное»,

- добавил шеф Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер.

До недавних пор «иммигрантами» приезжих из стран ЕС в Британию иногда сгоряча могли назвать лишь в СМИ: юридически они таковыми не были ни секунды. О чём прекрасно знал каждый британский чиновник. Соответственно, на граждан ЕС не распространялось и британское иммиграционное законодательство. Теперь будет.

Ясно, что подавляющее большинство европейцев, желающих остаться на Островах, сможет там остаться. Р

азве что на условиях куда более унизительных.

К которым они и не привыкли, и не всегда готовы. Оттого не удивлюсь, если число таких желающих уменьшится. Конечно же, за счёт наиболее талантливых, предприимчивых и мобильных.

"Ни одного гражданина ЕС, попавшего в Соединённое Королевство легально, не попросят покинуть страну из-за того, что та покидает Евросоюз, - заверяла с ангельской улыбкой Тереза Мэй. Чистая правда. Иное дело, что, изменив нынешний статус европейцев на общеиммигрантский, Home Office получит массу рычагов, чтобы при желании избавиться от не понравившегося европейца - по массе иных, вроде бы с Брекзитом и не связанных, причин. Такой вот субтильный нюанс.

«Мы хотим, чтобы вы остались», - продолжила прочувствованный спич премьер. И тут же предложила рассмотреть кондиции.

То, что после Брекзита с ними начнут говорить совершенно иным языком, тут же поняла наиболее образованная и амбициозная часть британской евродиаспоры. С ними оказались солидарны и многие и живущие на континенте британцеы: и стыдно, и неясно,

не отыграется ли евроадминистрация на их правах, приняв симметричные меры.

Ведь будет иметь моральное право. Британский же экспат - по большей части представитель среднего класса, профессионал, чувством собственного достоинства никак не обделенный. Джейн Голдинг, британский адвокат, работающий в Берлине, в интервью The Guardian заметила:

- Считаю, что ("предложение") содержит больше вопросов, чем ответов. Прорисованы некоторые основные положения, но неясно, будут ли... в полной мере защищены все те права, что граждане ЕС имеют в Британии сейчас. Из законопроекта этого не видно".

Что же видно из нынешней пятнадцатистраничной версии документа? Вот несколько примеров. Три миллиона граждан ЕС, проживающих на данный момент в Британии, будут обязаны пройти регистрацию в режиме онлайн для получения так называемого «settled status» (хочется верить, что упорно напрашивающаяся коннотация с практиковавшейся в Российской империи «чертой оседлости» - лишь случайное совпадение...)

Для сравнения: до сих пор постоянным жителем королевства считался любой европеец, находившийся на Островах более полугода. Теперь же регистрацию придётся проходить также и тем, кто имеет документы, свидетельствующие о пятилетнем и выше сроке проживании в Великобритании.

Такие резиденты смогут автоматически получить новоизобретенный «оседлый статус». Всех же прочих наделят статусом временно проживающих иммигрантов - до истечения пятилетнего срока. Чрезвычайно инновативно - особенно учитывая, что, прожив те же пять лет в любой стране ЕС, каждый иностранец имеет право на натурализацию.

Как модно нынче выражаться в интернетах, «и да» - миссис Голдинг совершенно права: вопросы возникают тут же, и их масса. Как доказать пятилетний стаж проживания тем, кто, не имея соответствующих документов (скажем, долговременных контрактов), часто менял работодателей, временами просиживая по нескольку месяцев без работы, но за соцпособием не обращался, каждый день ожидая нового трудоустройства?

Как показать, что во время этих периодов рабочий- гражданин ЕС не покидал Британии? Ведь штампы о въездах-выездах в наши документы британские пограничники не ставили!

И что делать, например, молодым людям из Латвии, Польши или Румынии, отучившимся в британских вузах, а затем на полгода-год уехавшим на родину, - чтобы затем вернуться на Острова, и начать там работать?

Ясно, что можно пытаться смухлевать (восточноевропейцам ли привыкать?), - но какого ж дьявола провозглашать «fair» законопроект, с первых фраз провоцирующий такие попытки?!

С арифметикой в свежей продукции кабинета Мэй вообще беда. Много слов о пресловутой «cut-off date» , только сама она нигде не упомянута. Пресса уже вовсю спекулирет. Одни обозреватели предполагают, что такой датой будет считаться запуск процедуры выхода. Но тогда речь о давно минувшем 29 марта 2017 - и, соответственно, о недопустимом ретроспективном действии правового акта. Недоработанного и на начало июля!

Другие утверждают, что такой датой станет момент завершения процесса. То есть, 29 марта 2019 года. Третьи считают, что дата будет установлена произвольно - где-нибудь в промежутке. Пока же никому неясно, от какой печки предлагается плясать.

Зато ясно другое. Сменив статус граждан иных государств Евросоюза на обычный иммигрантский, европейцы утратят право голоса на муниципальных выборах. И точно также - как бы там ни уверяла Тереза Мэй о том, что «ни одна семья не будет разбита» -

граждане ЕС более не смогут по своему желанию вызывать родных для воссоединения на Островах.

Даже ближайших. Вызвать нельзя будет даже супруга - если годовой доход ходатая не будет равняться 18.000 GBP. О чём в документе вполне ясно написано.

Неужели, утверждая, что обладатели «оседлого статуса» будут иметь те же права, что и британские подданные, премьер сознательно врала? Получается, что так. Потому как любому островитянину известно: подданные Соединённого Королевства вольны импортировать супругов откуда им вздумается. И доходы их к этому деликатному делу никакого отношения не имеют.

Иной невралгический пункт «британского предложения» - совершенно непрописанный статус иностранных студентов. Которых по одной лишь программе Erasmus на Островах обучается и стажируется 15.000. Erasmus - уникальная схема, позволяющая в течение года учиться или работать в любой выбранной стране ЕС, и рассматривающей этот стаж как часть полученного образования.

С 2007 по 2014 год число воспользовавшихся схемой Erasmus выросло на 115%.

Дальнейшая судьба этой программы в Британии до сих пор неизвестна никому. Нет о ней ни слова и в документе кабинета Терезы Мэй.

Зато слухи о заметном удорожании обучения для европейцев, которые вот-вот превратятся на Островах в иностранцев и иммигрантов, уже год циркулируют в британских ВУЗах. Впрочем, на сей счёт на континенте настроены вполне в духе «око за око, зуб за зуб».

Администрация университета в нидерландском Маастрихте уже распространила заявление, что в таком случае тут же предпримет ответные шаги. И вместо 1.800 евро, что спрашивают там пока с британцев (как и с прочих европейцев), тариф для них возрастёт до 7.000. Подозреваю, что так поступят не в одном только Маастрихте.

Но самый тяжёлый вопрос - желание британского правительства изъять проживающих на Островах европейцев из-под юрисдикции Трибунала ЕС, и подчинить исключительно британскому правосудию. Правомерность этого изъятия оспаривает и Еврокомиссия, и Совет Европы.

К неудовольствию британских властей, сам Трибунал также не намерен отказываться от защиты интересов наших граждан. Основной причиной недоверия высшей судебной инстанции Европы британскому правосудию многие обозреватели видят именно в попустительстве последнего неоднократным попыткам Home Office ограничить права британских резидентов, не являющихся гражданами.

Проект же Терезы Мэй, хоть и упоминает «возможность интервенций международного права», не обозначает однако, в каких ситуациях и посредством каких именно инстанций такие интервенции возможны.

То есть, и этот пункт выдержан в лучших традициях островного эгоизма, ханжества и двойного стандарта.

Надо ли говорить, что компромисса не достигнуто, и переговоры о выходе очередной раз застряли. Идти на уступки в фундаментальном вопросе защиты прав своих граждан ЕС наотрез отказывается. Похоже, кабинет Терезы Мэй в очередной раз переоценил свои возможности.

Тереза Мэй Эксклюзив Brexit ЕС Дональд Туск
9 Комментарии