Среда, 20 июня
LAT
Ваш браузер устарел. Пожалуйста, обновите его..
Этот портал использует файлы cookies, чтобы анализировать поток данных, улучшать качество содержания, подстраивать содержание к запросам пользователей и оптимизировать работу. Файлы cookies вместо нас исключительно для перечисленных целей могут использовать наши партнеры по сотрудничеству (третьи лица — операторы, обрабатывающие данные, например, Google Analytics). Подробнее о файлах cookies и их удалению читайте здесь

Почему они бегут из России? История ищущего политубежище в Латвии

Фото: Скриншот видео

Противостояние миллиардерам из списка Forbes

В России против Игоря Сычева возбуждены два уголовных дела - одно по факту вымогательства, второе о хищении денежных средств в размере 4 тыс. евро. Суть обвинений против Сычева сводится к тому, что он якобы вымогал у одного из акционеров «ФосАгро» Игоря Антошина деньги (обещанный ему 1% акций компании и 13 млн долларов), шантажируя его обнародованием имеющихся в его распоряжении аудиозаписей. В материалах следствия также фигурирует «опущенное в почтовый ящик Антошина письмо с угрозами без подписи». Своё видение ситуации Сычев объясняет следующим образом:

"Я составил и заверил у нотариуса свою официальную претензию. Данный документ я отправил по электронной и обычной почте Антошину, Гурьеву (основной владелец компании ФосАгро, - прим.ред.). Копии разослал всем членам совета директоров, аудиторам. Уголовное дело против меня строится на том, что Антошин якобы нашел в почтовом ящике в своей петербургской квартиры, о которой я ничего не знал, анонимку с угрозами. Мы сверили тексты "анонимки с угрозами" и моей официальной претензии, и пришли к выводу, что из моего заверенного у нотариуса письма убрали адресата, контекст и наши с адвокатом подписи".

"В данном деле нет ни одного доказательства кроме слов Антошина, который утверждает, что он нашел это письмо в своем почтовом ящике. В оригинальном документе на 8-10 страниц описывалась вся ситуация, а в конце было сказано, что я записывал разговоры с Антошиным на диктофон начиная с 2012 года - я стал бояться, что в случае возникновения каких-либо конфликтов, я, не имея никаких записей, не смогу ничего доказать.

Антошин в своих показаниях говорит, что он знаком со многими политиками и артистами, которых мы обсуждали на наших встречах, поэтому обнародование записей может повредить его репутации. Да, та информация, которую я записал, в чём-то "неудобна" для Антошина. Он, например, говорил: "Гурьев чокнутый", но ничего порочащего его репутацию там нет", - продолжает Сычов.

Соискатель политического убежища в Латвии объясняет: "Вымогательство, согласно российскому праву, это требование чего-либо незаконного под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, или под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам. То есть, здесь два условия. Первое - незаконное требование, второе - угрозы. Если требование законно, а ты угрожаешь, - это другой состав преступления, т.е. просто угроза, а не вымогательство.

Данное дело для меня уже стало делом принципа - я, какой-то мальчик по сравнению с ними, решился открыто противостоять миллиардерам из списка Forbes.

Для них, в свою очередь, это тоже стало дело принципа, желанием показать, что они любого могут поставить на место. Цель возбуждения данного уголовного дела - не посадить, а напугать меня".

5 Комментарии