«Бочелли от виолончели»: русский американец Ян Максин в Латвии

Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Поющий виолончелист Ян Максин

ФОТО: ianmaksin.com

Латвийский тур американского виолонечелиста Яна Максима проходит в эти дни в Риге, Даугавпилсе и Резекне. Музыкант, выступавший в престижнейших залах мира, у нас даст несколько необычных концертов. Ведь играет классику, и джаз, рок, блюз, и народную музыку разных уголков мира, но и охотно экспериментирует. Сегодня в Риге он выступит вместе с поэтами объединения «Орбита».

Накануне концертов русский TVNET встретился с музыкантом, чтобы поговорить с ним не только о музыке. Интересно же сравнить музыкальную жизнь и карьеру в Америке, Европе и России, узнать о впечатлениях от большого «русского» турне, растянувшегося на несколько лет.

Ян Максин - уроженец города Санкт-Петербурга, музыкой занимается с шести лет, учился в музыкальной школе для одаренных детей при Консерватории имени Римского-Корсакова. Он с юности живет в Чикаго и, объехав пол-мира, в последнее время раз за разом возвращается в Россию, где побывал уже и далеко от главных культурных столиц. Музыкант выступал уже по соседству - в Литве, но лишь в этом году впервые за четверть века добрался до Латвии.

Между тем, именно Рига когда-то стала для него самой первой «заграницей» - свою первую в жизни самостоятельную поездку - один, без родителей - в 13-летнем возрасте он совершил именно в наши края...

- Ваш первый приезд в Ригу - в 13 лет - тоже был связан с музыкой?

- Нет, совершенно не связан, я приехал тогда по путевке профсоюза медработников, дали по месту работы отца. Это было мое первое большое путешествие из Санкт-Петербурга, если не считать Москвы, куда я ездил часто, там ведь бабушка с дедушкой жили. А в Ригу я поехал первый раз без родителей, с группой школьников. Мы были в Риге, Юрмале, Лиепае.

- И какой Вам Рига тогда показалась? И какой кажется сейчас?..

- Тогда показалась экзотической, ведь это была первая Европа, которую я увидел в своей жизни... Сейчас, гуляя по Риге, замечаю, насколько она похожа на Петербург. И насколько мой родной Петербург ближе к Прибалтике, чем ко всей остальной России.

- Чем Рига сегодня - на уже Ваш взрослый взгляд - отличается от других городов мира? Если сравнивать с Европой, с Америкой?

- Самобытностью отличается. Рига и Латвия меньше стандартизирована и американизирована. Переезжая из страны в страну, иной раз даже не сразу и поймешь, где ты находишься. Влияние стандартов очень велико стало в нашей жизни. А Рига сохраняет то, что в ней было и тридцать и пятьдесят лет назад.

- Музыки эта стандартизация жизни тоже касается?

- Конечно! Коммерческой музыки, прежде всего, касается. Она по ряду показателей - по тому, как записана и как спродюсирована - она уже создается под какой-то определенный вкус...

- Как, например, под критерии «Грэмми»?

- «Грэмми» - это отдельный разговор, как это функционирует.

- Честно сказать, я не из больших знатоков, ориентируюсь в музыке примитивно: на уровне «нравится - не нравится». Но без музыки жизнь была бы неполноценной.

- Это прекрасно!.. Я как раз и ориентируюсь на людей, который воспринимают музыку «на слух», не считая себя специалистами. Это моя аудитория.

- Как вы считаете, чтобы музыку чувствовать и понимать по-настоящему, все-таки надо в ней хоть немножко разбираться? Или - просто доверять своим чувствам?..

- И - да, и - нет. Это медаль о двух сторонах. С одной стороны, человек разбирающийся в музыке, сможет заметить какие-то нюансы и их оценить. С другой стороны, человек разбирающийся очень часто включает свое критическое ухо и это не позволяет наслаждаться музыкой, он сразу начинает все раскладывать все профессионально «по полочкам» и не может получить полноценного впечатления о музыке, искусстве, о чем угодно... Это не только к музыке относится.

Я и сам был грешен в этом много лет, потому что попав на какой-то концерт, обращая внимание на исполнение, мой мозг сразу «включался» на оценку технических каких-то моментов, еще чего-то... Потом и понял, что от этого страдает само искусство, страдает восприятие искусства, а сосредоточенность на технике исполнения мешает получить удовольствие.

- Вас в какой-то мере освободило то, что вы не только исполнитель классики? Вы ведь разную музыку играете?.. И чуть ли не единственный, кто еще и поет в сопровождении виолончели?..

- Для меня джаз стал раскрепощающим элементом в музыке. Еще с музыкальной школы у меня присутствовало волнение, даже неловкость какая-то при выступлениях. Особенно если я знал, что в зале присутствуют люди, которые разбираются в музыке и будут критически относиться к моему исполнению.

После того, как я стал заниматься джазом мне стало все равно, и я научился себя слушать другими ушами, так сказать, научился слышать себя «другим полушарием» мозга. И свою игру и исполнения других музыкантов я научился слушать и воспринимать душой, а не критическим умом.

И сразу же все поднялось на другой уровень в плане связи со слушателем. Моя музыка в результате стала доступной гораздо более широкому кругу людей, которые воспринимают в музыке не ноты и их звучание, а именно энергию, которая идет с нотами, исходящими из инструмента.

Официальный сайт Яна Максина

- У Вас на сайте много музыкальных фрагментов, в которых в Вашем исполнении звучит виолончель. Там много имен больших музыкантов, с которыми Вы выступали, много названий самых престижных для исполнителей классики залов... А какие этапы своей музыкальной карьеры Вы сами выделяете как решающие и важнейшие?.. Вы начинали ведь в школе при ленинградской консерватории?..

- В школе при консерватории, да. Потом я попал в Нью-Йорк, получил стипендии одной из престижных школ Нью-Йорка.

- Выиграли конкурс, чтобы поехать учиться?

- Сначала я уехал по обмену учащимися, еще когда был учеником школы, потом получил стипендию и так и остался в Нью-Йорке, это был один из ключевых моментов. Следующий ключевой момент- поступление концертмейстером на работу в молодежный оркестр «Нью Уорлд Симфони» под управлением великого американского музыканта и дирижера Майкла Тилсона Томаса.

Этому человеку я обязан очень многим, как в музыкальном плане, так и в плане культуры общения с публикой. До этого для меня вообще не существовало этой культуры. Российский подход к выступлению музыканта иной: выходишь на сцену, играешь, что положено сыграть, кланяешься и уходишь.

Для меня было откровением, что у музыканта может быть контакт с аудиторией - как на энергетическом уровне, так и на бытовом. И общение с аудиторией - возможность расположить аудиторию к тому, что происходит на сцене. В то время я занимался исключительно классической музыкой, и я понял, что такой подход делает музыку значительно более доступной для более широкой аудитории.

- А как Вам кажется, сейчас эта разница между традициями - российской и американской - сохраняется?

- Мне трудно судить, не часто удается бывать на российских концертах. Но, конечно, музыканты такого масштаба, как Денис Мацуев, например, для них связь с аудиторией это тоже важный момент в творчестве. Молодых исполнителей я хуже знаю, что же касается тех, кто постарше - у российских, да и у западных музыкантов сохраняется некий элемент стены между исполнителем и залом... Может быть, это подчеркивает некую элитарность исполнителей классики.

- Вы работали со многими знаменитыми музыкантами... Насколько я знаю, стажировались и у Мстислава Ростроповича. Это так?

- Я не стажировался у Ростроповича, нет, но я пару раз выступал на его мастер-классе. И еще пару раз мы встречались при разных обстоятельствах, когда он присутствовал на моем выступлении.

- Поделитесь впечатлениями, воспоминаниями об этом человеке?.. Имя Ростроповича знают и помнят.

- Для меня он один из великих музыкантов, по-настоящему народных артистов. Ведь понятие НАРОДНЫЙ артист - это значительно больше, чем звание, которое официально присваивали.

Мне кажется, воздействие по-настоящему народных артистов выражается еще и в их мощной энергетике, которая, как снежный ком, накручивается годами.

И это связано с тем большим количеством людей, перед которыми музыкант в своей жизни уже выступил, с которыми произошел энергообмен. Потом этим огромное количество энергии, которая накручиваются годами, исполнитель и делится с публикой на новых концертах. Это же великая вещь!..

- Недавно у вас был большой тур по России...

- Первый официальный концерт после 25 лет отсутствия у меня в России прошел летом 2016 года, это был даже не мой концерт, я был приглашен гостем в программе другого артиста. А уже веной 2017 года были мои официальные гастроли - Петербург, Москва, Новосибирск - Академгородок, Екатеринбург, Чита... И потом - еще раз Петербург, Москва, и Омск,и Томск, и Екатеринбург, и Пермь... Сейчас, в марте, будет только два концерта в Петербурге, а затем летом и осенью планируется еще два тура. Так что турне продолжается.

- Вы играете одну программу во всех городах?

- Нет, совершенно разную! Огромное количество разных факторов влияет. Где-то это джаз, где-то - как в Джазовой филармонии Петербурга - есть свои предпочтения, скажем, классический свинг, немного блюза. В других джазовых клубах может быть более современный джаз и этноджаз.

Играю и фолк, народные композиции и ближневосточные, и балканские, где-то включаю из свои композиций. А где-то - в филармониях крупных городов - заявлена бывает чисто классическая программа, а потом просят еще что-то включить, пел, например, и Вертинского, и Гребенщикова. Все очень разнообразно!..

- Бывая в гастрольных поездках, Вы видите только залы, репетиции, музыкантов и публику? Или же успеваете и вокруг посмотреть? Например, обращаете ли внимание на местную кухню?

- О, для меня это очень важно!

- Расскажете тогда и о парочке своих кулинарных открытий?

- Нравится очень мне восточноевропейская кухня, например, в Польше, в Литве я с удовольствием ее попробовал. Понравился свиной окорок с капустой... Впрочем, мне по вкусу и кухня тех мест, где я сам пока не бывал - а не был я в Японии и в Эфиопии. Но эфиопскую еду люблю, она совершенно уникальная и мне нравится.

- А русская кухня - в Сибири попробовали?

- Пельмени, конечно!.. Правда, о тех, что готовятся из медвежатины, пока что только слышал, пробовать не довелось, но осенью, возможно, буду в Красноярске, надо будет там поинтересоваться.

- Спасибо. Удачи Вам.

Что будет в программе латвийских концертов музыканта? Эксперимент с участием рижских поэтов Сергея Тимофеева и Владимира Светлова обещает быть очень интересным - 8 марта приходите в «Nice Place» (улица Кр. Барона 21 а), концерт из двух отделений бесплатный, начало в 19.00.

Далее в программе гастрольного тура по Латвии, организованного посольством США, концерты в Латгалии. Даугавпилсе 9 марта совместно с гитаристом Янисом Рунгисом он выступит в Центре Ротко в Даугавпилсе и 10 марта - в уютном зале недавно отреставрированной усадьбы Лузга под Резекне. Далее музыкант вернется в Ригу и в воскресенье, 11 марта, даст дневной бесплатный концерт в культурном центре «Иманта».

НАВЕРХ