Люди и тюрьмы Беларуси

Белорусская тюрьма, коридор между прогулочными двориками. Людей ведут на прогулку, некоторые - в наручниках. ФОТО: Рисунок героя материала Hrodna.life

9 марта исполнится семь месяцев с начала протестов против фальсификации президентских выборов в Беларуси. В стране уже 270 политзаключенных, которые попали за решетку в том числе и за участие в протестах. Как показывают многочисленные свидетельства, по условиям содержания белорусские тюрьмы и изоляторы более похожи на пыточные, хотя власти страны и утверждают обратное. Рассказываем две характерные истории. 

Лосик, Жодино

Игорь Лосик - блогер, житель города Барановичи, один из администраторов популярного Телеграм-канала "Беларусь головного мозга". 25 июня 2020 года его задержали по обвинению в "организации групповых действий, грубо нарушающих общественный порядок и сопряженных с явным неповиновением законным требованиям представителей власти". 25 декабря истекал максимальный срок его содержания под стражей, но белорусские власти "докинули" ему второе обвинение, на этот раз в подготовке к участию в массовых беспорядках. 15 декабря в знак протеста Лосик объявил голодовку, которую держал более 40 дней. Признан политзаключенным. Содержится в СИЗО г. Жодино под Минском. 

Во время голодовки Лосика перевели в камеру с видеонаблюдением, и он до сих пор остается там. Жена Игоря дважды в неделю возит из Барановичей в следственную тюрьму Жодино передачи для мужа - а это 200 километров. По рассказам адвокатов, в СИЗО время от времени были проблемы с получением заключенными писем. 

"В тюрьме снова начали работать цензоры, которых не было какое-то время. Поэтому Игорю начали доходить письма, передали на днях 10 штук сразу", - рассказывает Дарья Лосик

Недавно в камеру, где содержится Лосик, перевели заключенного, вещи которого оказались заражены платяным педикулезом. Если такое происходит в замкнутом пространстве с высокой плотностью населения, эпидемия распространяется практически мгновенно. А сама по себе платяная вошь - переносчик нескольких инфекционных заболеваний.  Заключенные всей камерой писали заявления на проведение противопедикулезных мер, никакой реакции от администрации не последовало. 

Суда над Игорем Лосиком не было, поэтому ни он, ни его родные до сих пор знают хотя бы срок, по прошествии которого этот кошмар закончится. "Раньше подготовка передачи для Игоря была сложным процессом, но с месяцами привыкаешь и теперь "на автомате" складываешь все необходимое и передаешь. Это страшно… Страшно то, что это становится обычным", - говорит Дарья Лосик

Банцер, Гродненская тюрьма 

Музыкант Игорь Банцер, лидер гродненской стрит-панк-группы Mister X. Банцер провел 18 суток в изоляторе за участие в протестных митингах. 20 октября: рано утром сотрудники милиции забрали его из квартиры. Его обвиняют в хулиганстве и неуважительном отношении к сотрудникам милиции, хотя сами музыканты утверждают, что Банцера задержали во время перформанса. Игорь Банцер, как и Игорь Лосик, еще не осужден, так что, сколько ему сидеть в тюрьме, никто не знает. С 5 февраля Банцер содержится в карцере гродненской тюрьмы. Друзья музыканта предполагают, что он мог оказаться в карцере из-за попыток протестовать против чудовищных условий содержания. 

В тюрьме заключенным не дают горячую воду - чтобы ее нагреть, они вынуждены покупать в тюремном магазине ведра и кипятильники. Электричество в единственную на камеру розетку подается несколько раз в день. Заключенным приходится самим мастерить элементарные  бытовые предметы: вместо ложек - черпачки из пластиковых бутылок, веревки из пакетов и занавески из них же, чтобы отгородить туалет от общей комнаты, специальные приспособления, чтобы хоть немного уменьшить вонь из системы канализации.

В Риге есть музей КГБ, он расположен в здании бывшей внутренней тюрьмы этой организации. Недавно там побывал журналист Руслан Кулевич, который сам во время протестов отсидел в изоляторе временного содержания в Гродно. Кулевич пытался найти разницу между тем, как выглядят антикварные, признанные пыточными условия содержания в советских местах заключения и в современных белорусских. И не нашел ее. 

НАВЕРХ
Back