Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.

Земля для чудо-репки

ФОТО: ЧАС

1 марта 2010 года в Латвийское патентное бюро поступила заявка рижского изобретателя Леонида Бабурина. Можно сказать, что начиная с этого мгновения у Латвии появился еще один шанс стать мировым лидером в сфере нанотехнологий.

Леонид, как и положено изобретателю, начал разговор изобретательно - с притчи, которую, по-видимому, сам и изобрел.

- Однажды к Деду пришла Мысль. На первый взгляд, так себе Мыслишка, и Дед хотел было уже забросить ее в дальний угол своего Сознания, однако Мысль оказалась шустрой, не собиралась успокаиваться и прямо-таки рвалась из набитого склада идей, скопившихся в голове Деда, на Свободу!

Подумал тогда Дед: «А почему бы и нет?» - да и выпустил ее.

Взял коровий навоз, засунул в жидкий азот и перемолол до наночастиц. Затем развел полученный порошочек в воде и получил уже растворчик взвешенных частиц. Ну а дальше классика.

Посадил Дед Репку, стал поливать этим растворчиком. И стала Репка расти не по дням, а по часам. И выросла Репка большая-пребольшая! Тянет-потянет ее Дед, вытащить не может!

И пошел тогда Дед к людям. «Помогите, люди добрые, на всех хватит!» А люди оказались хоть и добрые, но при этом и всякие, и разные: кто-то не верит глазам своим и тому, что бывают такие Репки, кто-то вообще не понимает, а зачем нам эта Репка нужна?

Коровьи лепешки и нанотехнология

Проект, о котором Леонид Бабурин пришел рассказать читателям «Часа», даже на научном языке звучит просто и понятно практически каждому: «Комплексная утилизация органических сельхозотходов с целью получения ряда коммерческих продуктов».

- Тем, что из обычного навоза в промышленных объемах производят удобрения и биотопливо, сегодня не удивишь даже ребенка. Однако, в отличие от всех известных технологий подобного производства, мною впервые предложено ( в этом месте Леонид делает небольшую паузу, и я понимаю, что дальше без терминов наш разговор не обойдется . - Авт. ) «криогенное дезинтегрирование на стадии подготовки сырья».

Что это значит?

Это значит, что однажды мне пришло в голову, перед тем как поместить обычные коровьи лепешки в биореактор (функцию которого в домашних условиях у меня выполняет простая стиральная машина), раздробить их на мельчайшие наночастицы в жидком азоте. В принципе, навоз перед обработкой его бактериями нередко измельчается, потому что чем мельче субстрат, тем легче бактериям с ним справиться. Однако оказалось, что на наноуровне могут происходить еще большие чудеса!

- Итак, вы погрузили навоз в жидкий азот. Что произошло?

- Получился двойной полезный эффект: исходное сырье оказалось в неокисленном, нейтральном, то есть в восстановленном, состоянии (эффект антиоксидантов), как яблоко, не покрывшееся «ржавчиной», а удельная площадь его на единицу веса возросла на порядки (я смотрел на свой «нанонавоз» в микроскоп: частицы вышли размером с лейкоциты, не больше!), таким образом в значительно большей степени стали проявляться «поверхностные свойства твердого вещества». Специалисты обязательно поймут, что это означает. Кроме того, мелкие размеры субстрата сделали его более доступным для микробов.

Честно говоря, о таком суперэффекте я и не мечтал. Но это только первая и далеко не главная часть предлагаемого мною новейшего метода.

Ноу-хау мирового масштаба

- Как обычно происходит переработка отходов в удобрения или в биогаз? Путем стандартного процесса в биоректоре.

Либо аэробного (быстрого, с подачей воздуха) культивирования - таким образом сегодня на очистных сооружениях обрабатываются канализационные отходы: через огромные баки пропускается вода и аэробные бактерии быстренько обрабатывают всю гадость, в результате чего мы получаем на выходе чистую биомассу, которую используем как органическое удобрение. Биогаза такой процесс не дает.

Либо анаэробного (без кислорода) брожения - это процесс длительный, на 2- 3 недели (вспомните, как аналогичным образом настаивают вино, спирт), в результате которого выделяется биогаз (в основном метан), который используют впоследствии для производства тепла или электроэнергии. К сожалению, в этом случае мы можем получить на выходе очень незначительное количество органики для использования в удобрениях, потому что метановые бактерии почти всю ее просто съедают.

Я же додумался до того, чтобы совместить оба эти процесса в один! И в этом - второй элемент новизны предлагаемой мною технологии.

- Постойте, постойте... Каким образом совместить? Как совместить два процесса, один из которых - «с подачей кислорода», а другой «без подачи»? Насколько это мыслимо?

- В этом как раз и есть тот самый нюанс, который доводит мое изобретение до уровня мировой новизны. Думаю, что само технологическое решение станет огромной неожиданностью для специалистов мирового уровня, пока они обстоятельно не изучат мой патент. Увы, но до получения этого патента я не могу выдавать все свои секреты. Хотя идея очень простая, и когда я ее опубликую, все схватятся за головы с криками: «Ну почему мы сами не додумались до этого!».

- Леонид, простите, то, о чем мы с вами сейчас говорим, это только теоретическое решение или есть какие-то опытные образцы?

- Безусловно, есть. Я уже давно в домашних условиях, используя, как я уже говорил, обычную стиральную машину, правда, с некоторыми доработками, и изобретенную технологию, произвожу и продаю, например, удобрения для комнатных растений. И сам поражаюсь тому, как они действуют на растения. Вот, например, выращенный у меня на подоконнике картофель. Огромный корнеплод вырос в два раза быстрее обычного! Правда, может, я с концентрацией удобрения переборщил. А ведь положил-то всего одну столовую ложку на литр воды!

«Надои» биогаза могут возрасти в два раза!

- Да и больше, если использовать мою технологию. Но надо помнить, что выход биогаза зависит еще и от оператора биореактора, как надои молока - от доярки.

- Каким образом?

- Просто надо грамотно и с любовью регулировать этот биологический процесс. По параметрам, которых достаточно много: температура, рH среды, даже состав подаваемого субстрата. Скажем, коров кормили антибиотиками. Это значит, что в их лепешках этот антибиотик обязательно будет. Куда он денется? И если подать такой навоз с антибиотиком в биореактор, то половина бактерий, которым надо обрабатывать этот навоз, сразу погибнет.

Нет, этот процесс нельзя пускать на самотек, он должен происходить даже не на уровне науки, а на уровне искусства.

В моей жизни был подобный опыт, когда мы в советское еще время внедряли новую технологию производства лизина на одном из заводов под Киевом. Запускали самый большой биозавод в СССР, рассчитанный на производство 10 тысяч тонн готовой продукции в год. Реакторы там были по сто кубометров - высотой с трехэтажный дом! Наша команда обвесила весь этот реактор контрольно-измерительными датчиками. И процесс шел целых четверо суток. Все это время я практически не спал, контролировал работу. Измучился, конечно, страшно. Зато производительность в этот раз у реактора оказалась на 80 процентов выше по сравнению со стандартными заводскими. Помню, шума тогда было! Наш институт тогда денег за это заработал. Я вообще колоссальную премию получил - 4 тысячи рублей! Всем сотрудникам перепало.

Таким образом, сама новая технология может повысить выход биогаза самое скромное на 30 процентов. Ну а если процессом в качестве своеобразной «доярки» буду управлять я - то на все 60- 70 процентов.

Изобретатель зарабатывает деньги

- Ну хорошо, Леонид, вот вы изобрели новую технологию, вот вы ее запатентовали... а дальше-то что?

- А дальше нужно строить новый завод или модернизировать уже существующий. Такой, например, как работающая в государственном хозяйстве Vecauce первая в Латвии и вторая в Балтии биогазовая электростанция, построенная рядом с фермой дойных коров.

Увы, но строить новый завод - это путь долгий. Как известно, в жизни «изобретатель всегда без денег, а финансист - без идей». Отсюда и торможение прогресса. Но на этот раз все может быть по-другому.

Во-первых, мое новшество уже приносит доход - это биологически активная добавка для растений EcoGal (помните, я рассказывал про выращенную мной на подоконнике картошку?), которая уже сегодня находится в стадии реализации и начала на тихих скоростях приносить деньги на строительство такого завода.

- Покупают?

- Покупают. Потому что все прекрасно знают, что навоз - это хорошо, но я еще не встречал людей, которые бы обрабатывали свои цветочки навозом. Не знаю почему, но догадываюсь: потому что воняет.

Итак, биодобавка приносит деньги.

Кроме того, мною запущен процесс оформления европейских грантов. Правда, процесс это очень длительный, я уже набегался по коридорам. Боюсь, затянется не на один год!

От одной хорошей знакомой из США тоже поступила приятная информация: проектом заинтересовались чиновники правительства Бангладеш, которым поручено найти самую современную технологию получения биогаза. Даже и не знаю, как они меня вычислили, может быть, набрели в сети на мой сайт www.ecogal.ucoz.com ? Что ж, если им это все интересно, то пусть приезжают в Ригу.

- Леонид, а латвийским чиновникам ваше изобретение интересно?

- Ой, я еще к ним не ходил. Хочется надеяться...

Что еще важно - в рамках проекта стала выкристаллизовываться и технология утилизации пластиковых отходов. А это глобальная проблема. И изобретателю, который ее решит, человечество при жизни обязано поставить памятник. Я не имею в виду обязательно себя...

Справка

В Китае около 30 процентов энергии производится из биогаза, в Германии - около 10 процентов. В Латвии - 0,45...

Досье

Леониду Бабурину 54 года. Родился в Тверской области. За точные науки в школе получал одни только пятерки. Хотел было поступать в Питере, но родители отправили его в Ригу, под присмотр родственников. Так в 1970 году он стал студентом физмата ЛГУ имени Петра Стучки.

Два курса и здесь был отличником (учился вместе с нынешним министром финансов Латвии Эйнарсом Репше, который в то время был комсоргом факультета и очень ругался за несвоевременную сдачу комсомольских взносов). После окончания ЛГУ работал в Институте микробиологии и вирусологии АН имени А. Кирхенштейна, в лаборатории академика У. Виестура.

Защищался в Москве, диссертация была закрытой - «для служебного пользования». Работал в Казахстане, там, где делают бактериологическое оружие, но больше всего - на Украине.

В лихие 90-е занялся разным бизнесом. Остановился на «таблетках» (алкоголь считал аморальным, хотя отлично мог бы его производить), но обанкротился. Решил, что бизнес - это дело не его.

Женат, отец троих детей.

Отличается нетривиальным мышлением. В свое время даже придумал метод определения скорости мышления - количества мыслей в единицу времени. У Бабурина она - одна мысль в одну секунду. Шутка!

Почему пошел в биологию? Из-за желания познать Жизнь. А физика - это единственная наука, которая адекватна объективной Реальности.


НАВЕРХ
Back